«Любое благоустройство затрагивает чьи-то имущественные интересы», — Михаил Смирнов

«Любое благоустройство затрагивает чьи-то имущественные интересы», — Михаил Смирнов
Иллюстрация: CHEL.DK.RU

Массовая жилая застройка — бесконечные «человейники», «бетонометры». Грустно, но застройщики не считают, что капитализация может происходить за счет качества архитектуры и изменения городской среды.

Недавно компания «Элефант» презентовала концепцию единого городского дизайн-кода. Работа была сделана по заказу Управления по архитектурно-градостроительному проектированию Челябинска для борьбы с рекламно-вывесочным хаосом, творящемся на улицах южноуральской столицы. Одной из важнейших частей дизайн-кода является запрет на целый ряд технологий и видов размещения коммерческой рекламы на фасадах домов. Кроме того, регламентируются размеры и способы крепления вывесок и рекламных объектов.

Нельзя сказать, что девелоперы, застройщики, архитекторы и представители рекламных агентств дружно и безоговорочно одобрили предложенный вариант дизайн-кода. Но как минимум директора фирмы «Элефант» Михаила Смирнова на прошедшем в челябинском Доме архитектора обсуждении слушали очень внимательно. Фигура Смирнова пользуется в местном рекламно-дизайнерском сообществе весьма высоким авторитетом. Спорным, но, безусловно, вызывающим интерес взглядом на город архитектор поделился в интервью CHEL.DK.RU.

Михаил, в продолжение разговора, начатого в Доме архитектора, назовите три важные, на ваш взгляд, проблемы Челябинска?

— Я думаю, это недооцененное историческое наследие, архитектура и цвет, точнее, его отсутствие. Когда я говорю о недооцененности, то подразумеваю не низкую оценку, а отсутствие оценки вообще. Я имею в виду, что мы не знаем истории города, не знаем ни значимых событий, ни героев.

Наш город уникален. Важнейший момент, который глобальным образом повлиял на его развитие, — это колоссальная динамика в ХХ веке. За 60 лет, то есть с 1916 по 1976 год, когда Челябинск стал «миллионником», он вырос в 50 раз. В 50 раз! Это совершенно сумасшедший темп, ничем подобным не может похвастать ни один город Европы. 

Город нужно описать. Нужны книги, телевизионные сюжеты, ведомственные музеи, памятники. Нужно зафиксировать архитектуру, историю заводов, воинских частей, больниц, учебных заведений. Это создаст ощущение сопричастности, эффект места и времени, заставит жителей города по-другому посмотреть на среду своего обитания.

Среду в первую очередь формирует архитектура. В связи с тем, что город так стремительно развивался, в нём не успели сформироваться исторические и стилистические слои, не сложилась уникальная «ткань города». Бурное строительство неумолимо обрекало старую застройку на снос. Город не развивался по общему глобальному плану, его безудержный рост был обусловлен представлениями директоров промышленных гигантов. Когда-то отправной точкой развития районов были заводы. Было важно обеспечить людей, решавших грандиозные проблемы становления отечественной индустрии, жилищем.

Сегодня, несмотря на постиндустриальную структуру городской экономики, мы продолжаем строить жилища. Однообразные, убогие и бесцветные.

Подавляющее большинство того, что мы строим, спроектировано более полувека назад, и с того же времени сохранились планировочные и транспортные решения, благоустройство и социальная инфраструктура. Городская среда не сбалансирована и не гармонична в цветовом оформлении. Больше 90 процентов цветового спектра условного жителя Челябинска составляют ахроматические цвета: черные или белые автомобили, дома с серо-стальными или белыми фасадами, даже форма хоккеистов, в которой играет команда «Трактор», черно-белая.

Значение своих архитекторов для развития города велико?

— Оно первостепенно! За всё время существования Древнего Рима известны 82 из 127 его императоров, история сохранила изображения половины из них. Но еще более известны все 64 римских архитектона — главных архитектора, строивших Вечный Город. Потому что у них был соответствующий императорам уровень ответственности.

У Челябинска есть главный архитектор — молодой, амбициозный, публичный. Эта должность, если и не «расстрельная», то крайне сложная, постоянно подвергающаяся критике со всех сторон, потому что архитектура — в числе областей, в которых каждый считает себя специалистом.

Но табурет приобретает устойчивость, когда опирается на четыре ножки. Так вот, в градостроительной политике залогом успеха является не только фигура главного архитектора и его деятельность. Ему крайне нужна профессиональная команда. В первую очередь это региональный Союз архитекторов, которому принадлежит первенство в создании профессионального сообщества и повышении престижа профессии архитектора.

Третья составляющая уверенного архитектурного развития: институт экспертов — Градсовет — постоянно действующий орган при администрации, состоящий из практикующих авторитетных архитекторов, инженеров и дизайнеров. За этим органом — решающее слово в судьбе градостроительных проектов.

Всё это должно базироваться на качественном архитектурном образовании — четвертой ножке. Воздержусь от оценок этой сферы высшей школы, но замечу, что, к сожалению, в Челябинск за архитектурным образованием не едут.

Вы отметили, что в Челябинске градостроительной политикой управляют застройщики, и это становиться для города проблемой. Чем они вам так не угодили?

— Не мне лично. Челябинску. Именно интересы строительной отрасли определяют сегодня все планы по развитию города. Это не вчерашний день, это происходит сегодня.

Оценивая массовую жилую застройку, мы видим бесконечные «человейники», понимаем, что это «бетонометры», примитивный коммерческий продукт. Грустно, но застройщики не считают, что капитализация может происходить за счет добавленного качества архитектуры, развития общественного пространства, благоустройства и изменения городской среды.

Анализируя стратегию социально-экономического развития города, понимаешь, что ресурс промышленных территорий — это и есть ресурс для развития города. Город не должен расти вширь за счет окраин. Это приводит к растаскиванию коммуникаций и сетей, повышает расходы на строительство социальных объектов, порождает новые транспортные проблемы. Массовая маятниковая миграция парализует город. При этом в центре сохраняется огромное количество депрессивных территорий, где нужно заниматься реновацией, потому что это выгодно.

На недавнем обсуждении нового городского дизайн-кода в Доме архитектора вы говорили, что первая попытка дизайн-кода 2017 года навести порядок на гостевых маршрутах не достигла всех поставленных целей. Документ, который разработала ваша компания, решает эти проблемы?

— Есть распространенная точка зрения, что можно создать универсальный документ, способный решить все проблемы. Это розовая мечта любой административной системы. Создание саморегулирующихся регламентов для архитектуры, дизайна, благоустройства и озеленения современного города — это миф. Должны быть регламенты, которые задают определенные рамки и ограничения, позволяющие, не выходя за границы закона, навести порядок в годами формировавшемся визуальном хаосе. Но исключить в архитектуре и дизайне субъективную экспертную оценку никогда не получится. Документ 2017 года был неразумно жестким. Наш вариант допускает применение гораздо более широкого набора инструментов, в нём больше возможностей для творчества. И он более понятен и удобен для понимания и использования. А в исключительных спорных случаях решающим станет авторитетное профессиональное мнение главного художника.

Вы несколько лет занимаетесь проектированием общественных пространств. Что нужно для более успешного развития городских объектов?

— Нужно, чтобы это было кому-то нужно. Нужны объединенные усилия. Прежде всего —воля администрации. Потому что, несмотря на всю очевидность красоты и пользы этих проектов, всегда находятся противники. Любое благоустройство всегда затрагивает чьи-то имущественные интересы. Кроме того, нужны инвесторы. Например, глобальный проект городской набережной может быть реализован только совместно с крупными промышленными предприятиями города. Уже появились лоскутки набережной, красивые, с качественной отделкой, привлекающие прогуливающихся людей. Да, дело сдвинулось, но кусок набережной у «Мегаполиса» не перетекает в участок прогулочной зоны на улице Труда. Надеюсь, что набережная станет по-настоящему гордостью Челябинска и радостью для горожан, когда эти точки досуга объединятся в общий глобальный проект наберeжной Миасса. Ее обязательно нужно продолжать в обе стороны реки и наполнять точками притяжениями, детская игровая площадка и кафе — этого катастрофически мало. Тротуары вдоль воды должны протянуться и к поселку Мелькомбината, это территория «Союзпищепрома», вот вам потенциальный инвестор. С другой стороны набережная не должна упираться в бетонную стену, а дойти до кластера «Свободы, 2», там красивейшая излучина, и дальше по улице Российской до Ленинградского моста. А это уже территория, близкая к Челябинскому электрометаллургическому комбинату, вот вам и еще один возможный инвестор. Объединение усилий для создания набережной — это задача власти, потому что, если власть не найдет для промышленников нужных слов, ни ЧЭМК, ни «Союзпищепром» денег не выделят.

Возвращаясь к началу нашего разговора, что еще было бы полезно для самоидентификации региона?

— Мне очень хочется, чтобы история была запечатлена. Я хочу, чтобы были музеи, в них ходили дети и учили историю своего края. У челябинского тракторного завода есть музей, но его как создали 50 лет назад, так там ничего и не менялось. О необходимости ЧТЗ иметь совершенно иной музей — большой, продвинутый, интересный, мы говорили четырем директорам завода. И у всех наши идеи вызывали интерес, но дело не сдвинулось с мертвой точки по целому ряду причин. Именно поэтому я говорю о необходимости объединенных усилий и о политической воле руководства области.

Опыт создания современных экспозиций у нас огромный, но это настолько обширный материал, что достоин отдельного разговора. Вот, например, из последних наших идей — музей автозавода «Урал». Это была бы невероятно крутая штука. Он может стать самым интересным и посещаемым объектом на всей трассе от Москвы до Красноярска! Если совместить музей с выставочной площадкой новинок «УралАЗа», магазинами запчастей, парк-плацем с предприятиями общественного питания и сувенирной продукцией, то весь огромный поток людей тормознет и зайдет туда, польза региону и заводу будет колоссальная. Такие объекты и формируют имидж области и вызывают гордость у его жителей.

Роман Грибанов

Самое читаемое
  • В центре Челябинска откроется новый ресторан со свежими морепродуктами и платным входомВ центре Челябинска откроется новый ресторан со свежими морепродуктами и платным входом
  • В Челябинск заходит сеть магазинов низких цен «Чижик»В Челябинск заходит сеть магазинов низких цен «Чижик»
  • «Прямо сейчас инфляцию сменяет еще более опасный «зверь»: что будет с экономикой осенью?«Прямо сейчас инфляцию сменяет еще более опасный «зверь»: что будет с экономикой осенью?
  • Путин наградил медалью чиновницу, из-за которой ушел в отставку челябинский губернаторПутин наградил медалью чиновницу, из-за которой ушел в отставку челябинский губернатор
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.