Подписаться
Курс ЦБ на 19.01
76,33
87,02

«Опасения, что молодежь будет наступать на пятки, пока так и не оправдались»

«Опасения, что молодежь будет наступать на пятки, пока так и не оправдались»
Иллюстрация: Из личного архива Андрея Березного

В телекоме всё меняется чуть ли не каждый день, и это сильно разогнало меня на старте карьеры. Но сейчас молодым карьера вообще не нужна. Во всех сферах бизнеса чувствуется дефицит управленцев.

Андрей Березной родом из Владивостока и с детства мечтал стать моряком, как его дед. Однако, окончив Дальневосточную государственную морскую академию, построил карьеру в сфере FMCG, а спустя несколько лет перешел в телеком-отрасль: после семи лет на посту директора филиала МТС в Иркутской области, в январе 2020 г. он возглавил челябинский филиал.

Как построить карьеру с нуля, без потерь встроиться в новый коллектив, сделать выбор между дружбой и пользой делу и, работая по шестьдесят часов в неделю, избежать выгорания — об этих и других правилах бизнеса «Деловому кварталу» рассказал директор филиала МТС в Челябинской области Андрей Березной.

1. В выборе пути стоит полагаться не на чужие советы, а на собственное чутье. Зачастую дети выбирают будущую профессию не по призванию, а просто идут воплощать несбывшиеся мечты своих родителей. И я с этим шаблоном рос: отец — электромеханик, дед по маминой линии — капитан дальнего плавания. В нашей семье многие связали жизнь с морем — например, мой шурин дослужился до капитана, бороздит океаны, настоящий человек мира. И я по семейной традиции поступил на морскую специальность инженера-электромеханика. На третьем курсе мне повезло попасть на практику на рыболовецкое судно. Длина от носа до кормы — 34 метра, 34 человека в экипаже. Судно новое, всего второй рейс. И плавание превратилось в сплошной День сурка: каждый день маешься от безделья — как скоротать время от обеда до ужина. Есть много предубеждений: морякам сложно создать крепкую семью из-за долгих отлучек, но меня подкосило то, что голова полностью отключается. Так что из первого рейса я вернулся с четким пониманием, что я точно не хочу связать жизнь с морем. Перевестись в другой вуз или на другую специальность было уже проблематично, поэтому пришлось доучиться, сцепив зубы. Но от морской практики я специально увиливал, чтобы не набрать нужного плавательного ценза и тем самым в дальнейшем избежать соблазна устроиться на флот.

2. В начале карьеры трудности неизбежны — но это и есть опыт. В девяностые быть моряком во Владивостоке значило иметь очень хороший заработок и редкую по тем временам возможность бывать за границей. Но я, получив диплом, пошел работать торговым представителем за пять тысяч в месяц. Среди моих однокурсников были и те, кто зарабатывал в пять раз больше, через год-два уже и машину, и квартиру мог купить. Но я пошел по своей стезе: устроился по объявлению в фармкомпанию. Необходимого опыта не было, поэтому не знаю, как только меня взяли. Пара приятелей работали торговыми представителями, правда, в других сферах, и они меня немного поднатаскали перед собеседованием. И я, видимо, так неплохо держался, что выиграл конкурс у всех фармацевтов. Вышел на маршрут: в первое время приходил в аптеки с прайсом и читал названия лекарств по слогам. Естественно, в ответ слышал только: «Спасибо и до свиданья». И я задумался: раз уж я совершенно не разбираюсь в лекарствах, значит, надо учиться разговаривать с людьми. Фармацевты — в основном женщины средних лет, какой у них круг интересов? Каждый вечер я от корки до корки прочитывал несколько газет, чтобы суметь хоть какой-то диалог завязать. И это было определенным преодолением, потому что я был не самым общительным человеком. Потом я поработал торговым представителем в разных иностранных компаниях, преимущественно в сегменте FMSG, и там уже получил всестороннее представление о менеджменте и технике продаж, даже сам пару лет вел семинары в качестве бизнес-тренера.

3. Если ты хочешь иметь финансовую стабильность, работай 40 часов в неделю. Если хочешь построить успешную карьеру, придется работать по 60 часов. Для меня это никогда не было проблемой, определенный азарт помогал и максимализм: если берешься за что-то, то иди до конца и выкладывайся по максимуму.

4. Телеком — сложная отрасль. Примерно год потребовался на то, чтобы я начал разбираться во всем досконально. В современном мире невозможно знать всё. Поэтому, если ты в каких-то вещах не уверен, рядом должен быть человек в команде, который эту брешь целиком закрывает, тот, кому можно полностью доверять и делегировать.

5. Обращаться к руководителю по имени-отчеству — это лишний барьер. Мне это точно не надо. Дверь моего кабинета всегда открыта, каждый сотрудник может зайти с абсолютно с любым вопросом, не должно быть препятствий.

6. Самое сложное управленческое решение — уволить хорошего человека. Быть классным парнем и ценным специалистом — к сожалению, далеко не всегда одно и то же. И здесь руководителю стоит быть максимально честным и не замалчивать свое недовольство, чтобы потом вывалить все накопившиеся за долгое время претензии человеку на голову, как ушат холодной воды.

7. У меня нет рабочего графика — есть объем задач, которые необходимо выполнить. Я люблю оставаться в офисе после окончания рабочего дня: тихо, спокойно, никто не отвлекает, можно погрузиться с головой в цифры.

8. Меня одно время напрягало, что мне уже за сорок, пройдет еще немного времени — и кому я, дед, в телекоме, в котором все меняется чуть ли не каждый день, буду нужен? Молодые постоянно наступали на пятки. Я учился в вузе еще в девяностых, а ребята, которые были младше меня всего лет на пять, уже имели профильное образование в сфере менеджмента. То, что я постигал на практике, на собственных ошибках, они сразу знали и умели. Меня это очень сильно разогнало на старте управленческой карьеры. Но опасения, что молодежь выдавит меня на пенсию в пятьдесят, пока так и не оправдались. Я смотрю на новое поколение и удивляюсь: им карьера вообще не нужна. Никто не мечтает занять мое кресло и стать директором филиала. Сейчас во всех сферах бизнеса чувствуется дефицит управленцев, и лет через десять ситуация только обострится. Молодежь другая, с ними надо уметь разговаривать, потому что в коллективе таких людей становится все больше. Молодых невозможно переделать, навязать им свои представления — да и зачем? Их не деньги мотивируют: главная ценность в их глазах — свобода, гибкий график, приятная атмосфера.

«Опасения, что молодежь будет наступать на пятки, пока так и не оправдались» 1

9. Телеком-бизнес сильно изменился за последние десять лет: если раньше в приоритете были «мобила» и «фикса», то есть предоставление услуг сотовой и стационарной связи, то сейчас — создание собственной экосистемы. Связь сегодня обходится очень дешево: на базовом тарифе рублей десять в день. Что вообще можно купить на эти деньги? Разве что спички. А между тем нет ничего важнее коммуникации. По сути, это то, что превратило обезьяну в человека.

10. При разработке стратегии развития подразделений не надо изобретать велосипед, достаточно просто оглянуться по сторонам, учесть тренды отрасли и переложить это на свой бизнес. Например, облака и облачные экосистемы — это то, что «летит» сейчас и у МТС, и в принципе во всем мире. Как и разработки, связанные с интернетом вещей, с искусственным интеллектом. Возможно, пока это кажется далеким будущим, но рано или поздно всё это придет.

11. У меня нет зависимости от гаджетов, соцсетей. Компьютерные игры вообще как-то мимо меня в детстве прошли. И в отношении своих детей у меня нет жестких запретов. В их мире всё общение происходит в соцсетях, поэтому ограничивать время — всё равно, что загонять домой со двора. Компьютерные игры — эта уже целая индустрия, чемпионаты собирают аудиторию, сопоставимую с крупнейшими спортивными мероприятиями мирового уровня. На протяжении многих веков родители учили детей. Сейчас всё переламывается, и уже дети учат родителей. Это их мир. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на десятку самых богатых компаний. Насильно выдергивать детей из этого нового мира, где они чувствуют себя как рыба в воде и постоянно получают новую информацию, связи, навыки, чтобы усадить за книжку, — стоит ли?

12. Выгорание рано или поздно наступает у каждого. Вопрос лишь в том, способен ли ты вовремя провести чекап и выявить это. Тогда можно отделаться малой кровью, а не лежать пластом в депрессии. Годам где-то к тридцати я отчетливо понял: я стал присматриваться к разным мужским увлечениям: рыбалка, охота… Был уверен, что жена подарит на юбилей охотничье ружье. А она подарила сертификат на обучение дайвингу. И как-то угадала: я попробовал и втянулся. Завел традицию: суббота — это папин день. Я брал акваланг, гидрокостюм и уезжал на Байкал (мы тогда в Иркутске жили): в любую погоду нырял, даже под лед. Это совершенно особое чувство — висишь в невесомости, и голова пустая. Потому что если будешь продолжать рабочие проблемы прокручивать, не уследишь за дыханием и будешь пыхтеть, как паровоз. Вот так «промоешь» голову как следует — и готов к новым свершениям. Я, правда, не умею на полпути останавливаться: раз уж начал нырять, то не успокоился, пока не получил сертификат инструктора по дайвингу. Когда перебрались на Южный Урал, я пробовал нырять в Тургояке, но это… немного не то. Так что сейчас отрываюсь на мотоцикле: «продуваю» голову.

13. Я на море вырос, и «большой воды» мне сильно не хватает. А еще в любом новом городе в первое время очень недостает привычного круга общения. Работа так или иначе позволяет быстро приобрести определенный круг знакомств, но это совсем иное. С годами мы черствеем, за спиной у каждого — свой опыт, какие-то ошибки и, возможно, неоправданные ожидания. 

14. Если вбить название Челябинска в Википедии, там что только не прочитаешь: что это грязный, экологически неблагополучный город, где круглые сутки дымят трубы заводов, выпадает зеленый снег и преступность на высоком уровне. И поневоле у любого человека складывается предубеждение против города — это место без будущего, без перспектив. А в реальности всё вообще не так. Конечно, негативные моменты можно найти всегда, но стоит, как мне кажется, удерживать фокус на позитивных, которых тоже немало. Промышленные производства — это рабочие места и деньги, которые крутятся в экономике города. А то, что в миллионнике нет пробок — это же просто нонсенс. И когда я вижу, как кто-то в очередной раз пытается создать хайп в соцсетях, выдавая обычный туман за смог и вредные выбросы, я искренне недоумеваю. Переломить сложившийся имидж города будет непросто, люди на негатив гораздо быстрее и охотнее откликаются. Но курочка по зернышку клюет.

Ранее на эту тему: «Самое сложное — объяснить, что мы продаем не очки, а хорошее зрение», — Артём Власенко

Самое читаемое
  • Известные челябинские застройщики взяли на работу бывшего министра Виктора ТупикинаИзвестные челябинские застройщики взяли на работу бывшего министра Виктора Тупикина
  • Заброшенную недвижимость в Челябинском бору продают за 39 млн рублейЗаброшенную недвижимость в Челябинском бору продают за 39 млн рублей
  • В аварийном поселке на Копейском шоссе не нашлось противников реновацииВ аварийном поселке на Копейском шоссе не нашлось противников реновации
  • «Нельзя доводить народ до ручки»: Игорь Рыбаков о шансах казахстанского сценария в России«Нельзя доводить народ до ручки»: Игорь Рыбаков о шансах казахстанского сценария в России
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.