Подписаться
Курс ЦБ на 31.07
73,13
86,99

«Чьи места займут роботы»: Дмитрий Гартунг о будущем робототехники в России

«Чьи места займут роботы»: Дмитрий Гартунг о будущем робототехники в России
Автор фото: Оксана Кравцова. Иллюстрация: CHEL.DK.RU

Когда челябинские роботы выйдут на рынок? И что станет с рабочими после того, как их заменят умные машины? Генеральный директор компании HARTUNG рассказал о развитии робототехники в Челябинске.

Челябинский «Завод роботов» на международной выставке «Иннопром -2021» представил универсальный промышленный шестиосевой робот-манипулятор. Машина, по словам создателей, стала первым подобного рода устройством российского производства. Дмитрий Гартунг, гендиректор машиностроительного концерна HARTUNG, куда входит фирма «Русский Робот», презентовал разработку, а также дал интервью CHEL.DK.RU, рассказав о перспективах развития робототехники в России.

Завод роботов существует уже год. Как он открылся в Челябинске?

— «Завод роботов» начинался так: на Челябинском кузнечно-прессовом заводе производили широкую номенклатуру изделий. На всех наших производствах применялись роботы. Однако в целом в  России они используются не так активно, темпы развития явно требовали модернизации. Например, кузнечное производство — это самое сложное производство для роботизации, но она способна принести большую выгоду предприятию.

Завод называется «Завод роботов», концепция такая: робот-завод — это готовая производственная площадка, настроенная, интегрированная, глубоко автоматизированная, и производство можно разворачивать, где угодно. Только мы пошли еще дальше: это завод-робот, который собирает роботов. Мы планируем начать строительство отдельного производственного цеха завода-робота. По нашей информации, подобное предприятие строят только в Китае, но его пока не открыли. Для России это передовое производство. Если сравнивать с Европой, то аналогов на момент открытия нашего завода тоже пока нет.

«Чьи места займут роботы»: Дмитрий Гартунг о будущем робототехники в России  1

И когда ждать открытие?

— Мы пообещали Алексею Леонидовичу (Текслеру - губернатору Челябинской области - Прим. ред.) открыть завод в течение двух лет, когда  мы сможем выйти на гибкое производство. СПИК был заключен между правительством России, правительством региона и инвестором. В данном случае мы выступаем инвестором: вкладываемся в производство на территории России, взамен получаем статус: «сделано в России». Пока мы еще используем импортные комплектующие, но с обязательством к конкретному сроку локализоваться до определенного уровня. Это такой контракт с государством: мы не получаем каких-то грантов или субсидий, но мы получаем право считаться «российским», используя западные комплектующие.

Что не так с российскими комплектующими, они вообще представлены на рынке?

—  Отечественных роботов сейчас нет, потому что нет отечественных компонентов, а отечественных компонентов нет, потому что нет роботов. Если производитель организует производство для изготовления компонентов для роботов в России, то лучший вариант — предложить продукцию отечественным компаниям. Если производитель действительно готов сразу бороться с мировыми лидерами на экспортном рынке, то это имеет смысл, но достаточно проблематично.

Представьте, вы новый производитель компонентов, и вам нужно пробиться на мировой рынок. Сделать это достаточно затруднительно, если у вас ни с кем даже первого контракта нет, потому что ни один из трех мировых ведущих вендеров по роботам не подпишет контракт с каким-то неизвестным производителем из России.

Поэтому мы начинаем с того, что разрабатываем и производим своих роботов. Также на «Заводе роботов» в Челябинске будут производить и локализованных роботов западных вендеров. В частности, в процессе подписание контракта с немецкой компанией KUKA. То есть помимо разработки собственных машин в планах — собирать роботов для иностранных компаний, которые хотят локализоваться в России и получить статус российских. То же самое было с автомобилями.

В контексте автопрома СПИК был в формате сотрудничества государства и бизнеса. Была цель локализовать производство западных и российских автомобилей, а теперь мы эту модель хотим применить на роботах. Соответственно, и у западных вендеров будет возможность локализоваться на нашей производственной площадке в Челябинске.

Возможен при таком раскладе конфликт интересов?

— Тут никакого конфликта интересов нет, потому что рынок большой. У всех разработчиков роботов есть свои особенности и ключевые преимущества. Места хватит всем, потому что российский рынок — растущий, и роботизация в России крайне низкая. Но мы ожидаем подняться до среднего мирового уровня.

Промышленных роботов в России не делают, и мы единственный завод по стране. Есть отдельные старт-апы, которые производят штучные экземпляры по такой же модели, которую мы используем сейчас: сборка происходит вручную. Но у нас инженерные образцы, они не позиционируются как серийные. Перед серийным запуском планируется выпустить еще несколько промышленных образцов, мы тестируем различные технологии изготовления. Сегодня серийного промышленного производства роботов в России нет вообще.

Как только мы выйдем на серию с определенными характеристиками, дальше можно уже, немного меняя компоненты, приходить к разным вариантам. Можно повысить дальность работы робота, увеличив длину руки, условно говоря, но снизится грузоподъемность. Можно уменьшить длину руки, увеличив грузоподъемность при прочих равных условиях. Можно поменять компоненты и, например, уменьшить вес робота.

Как понять, что производству действительно нужно пора заменить рабочих на роботов?

— Есть несколько причин, по которым стоит роботизироваться, например, когда существует дорогой рабочий центр или присутствуют опасные условия труда. Например, кузница относится именно к таким производствам — это сложные условия. В некоторых сферах людям попросту лучше не работать из-за вреда своему здоровью. Роботизации требуется также в области механической обработки, где человеку банально тяжело физически.

Наш робот, представленный на стенде Минпромторга, также трудится на нашем заводе. Он поднимает 60 кг, и это не предел: он может поднять и 120 кг, и 150 кг. А представьте, если человеку одну деталь такого веса нужно каждые две минуты загружать. Не стоит для этого использовать человека, лучше поручить такую задачу роботу, а работника переучить в оператора робототехнического комплекса, и тогда он уже будет управлять группой роботов, обладая более высокой квалификацией, и получать более высокий оклад.

Расскажите подробнее о разработке модели робота, представленной на выставке «Иннопром»?

— Робот, представленный на стенде, был произведен в Челябинске, в нем используются японские и немецкие комплектующие. Мы целенаправленно применяем такие же комплектующие, которые используют ведущие зарубежные вендоры. Не стоит сравнивать с Китаем, где можно дешевле купить, как многие делают. В нашем случае если есть производители, которые занимают первые три места в мире, то мы с ними и работаем. Специалисты в отрасли, как правило, все знают эти компании, поскольку это очень сложное производство, очень специфичное. Для него требуется особое дорогое оборудование, которого в России нет, собственно, как и соответствующих компетенций. Для страны очень важно иметь и свою компонентную базу, и своих роботов.

«Чьи места займут роботы»: Дмитрий Гартунг о будущем робототехники в России  2

Насколько робот будет  более выгоден для производства?

— В России принято оценивать экономическую целесообразность внедрения робототехники, в зависимости от того, насколько робот сможет высвободить фонд оплаты труда. Во многих случаях так считать проще, но не совсем правильно. Я уже привел пример, где робот может выполнять работу, которую человеку делать тяжело и опасно, с которой он не достаточно быстро справляется в силу физических возможностей.

Допустим, рабочий центр, который обойдется в  несколько сотен тысяч евро, не загружается в достаточной мере, и, следовательно, бизнес теряет деньги. Робот, в отличие от хорошего обрабатывающего станка, стоит намного дешевле. Если стоимость нормального станка, даже китайского, начинается от ста тысяч долларов, а если говорить о сложных станках европейских производителей, то это сотни тысяч евро, то стоимость роботов несоизмеримо ниже.

Какова продолжительность жизни робота?

— Производители дают гарантию два-три года, чаще два. Понятно, что в определенных производствах заключаются контракты на долгий срок, и это, кстати, один из моментов, когда у отечественных производителей роботов, появляется возможность получить преимущество перед Западом.

Смысл в том, что сроки поставки компонентов из-за заграницы, особенно сейчас, очень долгие. Например, какой-то компонент можно и 20, и 30 недель ждать, что просто невероятно. Решить эту проблему можно, если в России будут региональные склады по запчастям. Однако если вы производите 300 различных моделей роботов, то вы не можете держать такой склад в каждой точке.

Вам нужно иметь возможность доставлять эти компоненты быстро с производства до заказчиков. Если производитель компонентов и производитель роботов будут отечественными, то сроки доставки сократятся, а сервисная поддержка будет лучше.

Насколько сложен процесс внедрения роботов в производство?

— Много людей требуется для разработки роботов, именно в компаниях разработчиков, много людей требуется для организации ячеек производства роботов, много людей требуется, чтобы интегрировать этих роботов в производство заказчиков, также нужно много людей, чтобы у заказчиков эти роботы обслуживались операторами РТК, и большое число людей необходимо, чтобы производить сервисное обслуживание роботов. Так что тот персонал, который будет высвобождаться, в идеале должен пройти переобучение и переквалификацию.

Высвобождается много работников цехов, чьи места займут роботы, но это как раз наименее оплачиваемые места. Тем временем появятся более оплачиваемые места. Произойдет смещение и дополнительное требование к переобучение сотрудников. Это определенный вызов для России, потому что кадров в нашей стране, что касается робототехники, готовится недостаточно, и курсов переобучения также мало.

«Чьи места займут роботы»: Дмитрий Гартунг о будущем робототехники в России  3

Как обстоят дела с программами по переобучению работников производств?

— Губернатор Челябинской области поручил в рамках наших проектов работать с образовательными учреждениями, чтобы закрывать кадровый голод завода. Также мы на перспективу готовим программу обучения: уже сейчас участвуем в этом, поскольку невозможно в необходимые сроки реализовать проект, если не будет людей.

Мы совместно с другими вендорами: с немецкой компанией KUKA, с торгово-промышленной палатой Германии, с ЮУрГУ разрабатываем программы, которые позволят приобрести максимальное количество профессиональных кадров.

С учетом глубокой автоматизации именно на самом производстве «Завода роботов», наверное, не так много специалистов требуется — не более 200 человек. Зато появится много специальностей, связанных с обслуживанием и интеграцией роботов. Конечно, не один к одному получится, но существует прямая зависимость: чем больше будет роботов, тем больше потребуется сервисных инженеров, интеграторов и операторов РТК.

Самое читаемое
  • Реновацией территории Каширинского рынка займется известный челябинский застройщикРеновацией территории Каширинского рынка займется известный челябинский застройщик
  • Максим Куляшов объяснил, почему спилили даурскую лиственницуМаксим Куляшов объяснил, почему спилили даурскую лиственницу
  • Московская экоорганизация пожаловалась на челябинские торги по поставке автобусовМосковская экоорганизация пожаловалась на челябинские торги по поставке автобусов
  • На Комсомольском проспекте вскроют недавно положенный асфальт для ремонта трубНа Комсомольском проспекте вскроют недавно положенный асфальт для ремонта труб
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.