Подписаться
Курс ЦБ на 13.04
77,51
92,06

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска»

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска»
Иллюстрация: архив ДК

Изменение границ городского бора ради нового корпуса ЧОДКБ прокомментировали челябинские общественники. Они уверяют — прежде чем перекраивать памятник природы, следовало навести порядок в Медгородке.

Попытка отдать несколько гектаров городского бора под строительство детского центра хирургии и онкогематологии взбудоражили челябинскую общественность, традиционно чуткую к экологическим проблемам. Сторонники строительства обвиняют его противников в стремлении лишить детей качественной медицинской помощи, а те призывают к бережному отношению к тому, что дано челябинцам природой. О том, к чему может привести перекройка границ заповедной территории под чьи-либо нужды и как найти компромиссный выход из сложившейся ситуации, CHEL.DK.RU рассказали заведующий научно-исследовательской лабораторией «Модели пространственного развития» челябинского филиала РАНХиГС, один из авторов исследования антропогенной нагрузки на городской бор, кандидат экономических наук Сергей Гордеев и член правления Фонда развития гражданских институтов, депутат Центрального райсовета Челябинска Елена Вахтина.

Почему в Челябинске именно сейчас возникло такое пристальное внимание к проблематике городского бора?

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 1

Сергей Гордеев: Городской бор — это единственная природная достопримечательность Челябинска, ценность национального уровня. Но отношение к этой ценности настолько гипертрофировано, что мы уже видим, как Челябинск ее теряет. Снижается капитализация, если говорить экономическим языком, привлекательность и все остальное. Объективно, по фотосъемкам, половина территории бора уже фактически занята полусорными породами леса, не происходит воспроизводства сосны. На данный момент лишь 30-40% нынешней территории можно справедливо назвать хвойным бором. Но в ментальности отражено совсем другое: люди думают, что бор — это что-то незыблемое, вечное, а с управленческой точки зрения он рассматривается как заначка свободной территории. Самый яркий пример — то, что в Челябинске не оказалось места под кладбище, и единственным вариантом стало расширить существующее пространство за счет леса. Да и в целом к лесам отношение такое: обеспеченность Челябинска зелеными насаждениями на порядок меньше нормативного показателя. Это касается не только городского бора — совсем недавно территорию Успенского кладбища увеличили за счет леса, произвели вырубку для строительства хоккейного центра в Парковом-2. И никакие призывы к озеленению не компенсируют этих потерь.

Если посмотреть за 10 лет, сколько в городе якобы было компенсационных высадок, там счет идет на сотни тысяч деревьев. Если бы они происходили в реальности, то мы бы жили, как в джунглях Амазонки. Экология в Челябинске — это тема, в которой исторически больше всего вранья. И абсолютное общественное недоверие вызывает соответствующую реакцию.

А уж сколько в городском бору находится землеотводов с совершенно непонятными целями! По сути дела, уже идет устойчивый тренд «облысения» бора. Единственная хорошая новость — этот процесс достаточно медленный, сосна в уральском климате живет лет пятьдесят, и у нас с вами еще есть немного времени. Сохранение бора — это не только вопрос экологии, это один из ключевых вопросов развития Челябинска.

Ситуация с хирургическим корпусом областной детской больницы наложилась на такое количество проблем, существовавших до этого, что стала своеобразным катализатором.

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 2

Елена Вахтина: Все специалисты рабочей группы при Заксобрании подтверждают, что городской бор деградирует, медленно умирает. Мы все, конечно, в этом виноваты, в том числе и общество, на протяжении многих лет поощрявшее бездействием эту ситуацию. Проблема с городским бором — это индикатор недоверия к власти. Почему наверху не хотят воспринимать эту проблему во всей полноте, несмотря на экспертные заключения — непонятно. 

Бор по чуть-чуть дербанили при всех губернаторах и мэрах, это продолжается и сейчас. И если мы пустим  ситуацию на самотек, скажем «пусть все остается, как есть, пусть бор умирает» — то на Челябинске можно ставить крест. Город и без того обесценивается: стагнирует промышленность, уезжают люди. Ценности надо сохранять, и городской бор здесь – на первом плане.

На сторону общественников дважды встал апелляционный суд в Санкт-Петербурге, который не зависит от местных процессов, не видит, что здесь происходит, просто опирается на закон. И там подтвердили, что невозможно по чьим-то хотелкам менять границы памятника природы. Да, город нуждается в обновлении детской больницы, медики собрали подписи, но, на мой взгляд, это было сделано, чтобы позволить властям легитимизировать нарушение закона, признанное судом. Власти уже в самом начале этой истории дискредитировали ее своим поведением: сначала проведя конкурс, где победила не профильная структура ФМБА, а фирма, аффилированная с заместителем министра строительства. Потом был второй конкурс, и там ФМБА даже не была приглашена!

И уже при первых общественных обсуждениях идеи встал вопрос: почему нельзя строить на территории Медгородка? Почему бы не провести ревизию площадей на этом пространстве, чтобы найти свободный участок? Сейчас там сплошные заборы, гаражи, трубы, хаотичная парковка, невозможно нормально добраться из одного корпуса в другой.

На территории Медгородка нужно наводить порядок. Сейчас там – настоящий царизм нескольких медучреждений, которые отгородились заборами. И единственным выходом называют строительство в бору и надземный переход на основную территорию ЧОДКБ. Но это же абсурд!

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 3

Территория Медгородка на карте сервиса 2ГИС 

Иными словами, разные областные больницы, которые находятся на территории Медгородка, просто не могут договориться между собой?

Е.В.: В том и дело! Даже сейчас в областной больнице старушки спрашивают «А нам куда?», а им отвечают «Вернитесь на Блюхера и зайдите с улицы в другие ворота». Это из-за того, что весь Медгородок перегорожен заборами. Когда мы спрашиваем, почему нельзя рядом с областной взрослой больницей построить этот корпус, нам отвечают, что у областной больницы есть свои планы возвести там что-то в какой-то перспективе, хотя никакого финансирования, разумеется, на это нет даже близко. И даже те переходы, которые они запланировали, невозможно реализовать сейчас из-за этих заборов. Поэтому мы и твердим: изыщите средства на ревизию строений на территории Медгородка, привлеките специализированную организацию — и все бы получилось безо всяких скандалов.

Вернусь к бору — на участке, где власти хотят строить новый корпус, берет исток река Чикинка. Когда там растает снег, пройдите по этой территории и посмотрите — за госпиталем ветеранов войн несколько заброшенных карьеров, болотистая низина и там стоит вода. Никто не делал гидрологического исследования и не собирается делать, хотя там планируют строительство. Нарушение водной системы, кстати, — это еще одна причина, по которой бор гибнет. Но началось это давно, еще когда лес перерубили пополам дорогой с плотины в сторону улицы Худякова. И теперь в северной части много сухостоя из-за нехватки воды, а другая, где «обкомовские дачи», Митрофановское кладбище — она более влажная, насыщенная. Как, кстати, и тот участок, который отдают под застройку — там очень хороший лес.

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 4

Участок, на котором планируют сносить деревья и строить новый корпус ЧОДКБ лучше всего виден из госпиталя ветеранов войн

С.Г.: С Медгородком вообще забавная ситуация — он находится в юрисдикции городской администрации, но о том, как развивается эта территория, в мэрии нет представления! Там зигзагообразное территориальное деление между разными учреждениями, нагромождение объектов, как хозяйственных, так и жилых. Территория деградирует, поскольку там нет единого архитектурно-планировочного решения.

По поводу нового корпуса существовала идея сделать пристрой, который органически вписывается в существующую застройку. Но, поскольку не решен земельный вопрос, нет никакого взаимодействия между учреждениями, этот пристрой залезал либо на перинатальный центр, либо на онкоцентр, либо на областную больницу, что было ни для одной из больниц неприемлемо. В итоге места на этой пространственной свалке, которая называется «Медгородок», не нашлось, и новый корпус решили строить в бору.

В Челябинске раньше были серьезные научные школы, целый институт «Гражданпроект». А сейчас складывается ощущение, что все мало-мальски толковые специалисты либо отстранились, либо были отстранены от данного вопроса, поэтому главную скрипку там сегодня играют медики, которые неожиданно оказались самыми большими специалистами в строительной отрасли. Медикам нужно здание определенного метража, которое соответствует тем или иным техническим требованиям, а вот в каком месте, на каком фундаменте оно должно возводиться — по-хорошему должны решать проектировщики-градостоители.

Полностью сбита система и доведена до абсурда, а самое страшное — что в Челябинске это воспринимается как нормальная ситуация: пироги пекут сапожники. Я — за то, чтобы каждый занимался своим делом.

Е.В.: Должно быть предпроектное обоснование и сопоставление вариантов, а нам в ответ на запрос не предоставили даже медико-технического обоснования на новый корпус ЧОДКБ — есть основания полагать, что его просто нет. Предполагаемое пятно застройки на карте выглядит странно: видимо, уже есть какой-то готовый проект со вторичного рынка, а сам тендер на 40 млн руб. — фикция.

Важный козырь сторонников строительства нового корпуса в бору — несколько миллиардов, выделенных из федерального бюджета, которых регион якобы может лишиться из-за противодействия экоактивистов. Существуют ли такие риски?

С.Г.: Чтобы говорить про эти миллиарды, хорошо бы понять: а есть ли они вообще. Первоначально, еще два года назад, обнаружился некий избыток денег на федеральном уровне. И власти Челябинской области начали в спешном порядке искать обоснование, чтобы эти деньги привлечь в регион. Челябинск — город не особо денежный, и лишние несколько федеральных миллиардов городу явно не помешали бы, спору нет.

Но сейчас в стране, мягко скажем, изменилась социально-экономическая ситуация. Из-за пандемии меняются требования, источники финансирования, а мы все еще говорим даже не про проект — нет еще никакого проекта — про идею, концепцию. Деньги были два года назад, но кто сказал, что они будут выделены сейчас?

Включение в перечень нацпроектов абсолютно не означает наличие федерального финансирования. Многие проекты по федеральным программам сейчас делаются за средства областного бюджета или на долевой основе, это нормальная практика. Федеральный Минфин не будет два-три года, в нарушение Бюджетного кодекса, держать 5 млрд руб. для Челябинска. Этих денег уже давно нет, и речь идет только о каком-то совместном финансировании, но ситуация такая, что центр сейчас не выделяет деньги даже на ковидные госпитали.

Сама стоимость проекта — тоже большой вопрос. Все знают, что посадка объекта на существующую инфраструктуру удешевляет его минимум на 30%. Пока проект был для области «бесплатным», его можно было хоть в чистое поле перенести, но с возникновением необходимости участия регионального бюджета эта разница в треть — в деньгах это 1,5-2 млрд руб. — ложится на область. Плюс еще нужно смотреть специфику участка: известно, что там раньше были каменоломни, то есть геология сложная. Что в перспективе удорожает строительство еще на треть из-за вероятных сложностей с нулевым циклом и фундаментом. А еще предстоит решать инфраструктурные проблемы — ту же дорогу прокладывать через лес, причем ее нарисовали так, что она упирается во дворы и не выходит на городскую сеть. Строить отапливаемый надземный переход, который обойдется в сотни миллионов рублей, а потом его обслуживать — это по затратам почти как отдельную районную больницу возвести. Получается, что проект в городском бору — это самый дорогой вариант.

Насколько дороже строительства в Медгородке?

— На порядок.

То есть тех 4-5 млрд руб., о которых идет речь, не хватит?

С.Г.: Конечно, не хватит. Мы сейчас имеем лишь землеотвод в бору — непонятно подо что и с каким техническим заданием, да еще с непростыми условиями. Сколько еще придется вложить в инфраструктуру: подведение коммуникаций, обеспечение определенных требований, в том числе по безопасности, тем более, что эти требования меняются на глазах.

Сейчас имеет место конкуренция трех идей — строительство в Медгородке (которое всех не устраивает), в бору и перенос на некую другую площадку. Здесь мы открываем совершенно другую проблематику — и она носит общий характер для всего города.

Лечат не стены — лечат люди. Основная масса челябинцев сейчас живет на северо-западе. Когда Медгородок только создавался, предполагалось, что врачи будут жить там же, в шаговой доступности. А теперь, когда этот принцип нарушен, хирургам приходится ездить на операции с окраин, с риском застрять в пробках. Соответственно, любой вариант строительства внутри Медгородка не решает проблемы его транспортной доступности. А это тот самый фактор, который в том числе ведет к оттоку ценных специалистов из Челябинска в другие регионы — Краснодар, Санкт-Петербург, кому повезет — в Москву. По-хорошему, в Челябинске необходим не один, а два-три Медгородка. А при нынешней ситуации наш мегаполис больше похож на рабочий поселок. Но дело в том, что в генплане, который в Челябинске все никак не могут принять, никакого другого Медгородка не предусмотрено. Впрочем, генплан — это тема для отдельного большого разговора.

Но ведь построили на северо-западе федеральный кардиоцентр, и никого не смутило, что он находится не в Медгородке?

С.Г.: Так о том и речь, многие сотрудники кардиоцентра живут там совсем рядом и ходят на работу пешком, там хватает парковок. Вообще у нас медучреждения все чаще появляются за городской чертой — как недавно построенный ковидный госпиталь в Малой Сосновке. А в нынешнем Медгородке уже даже врачей делят на «черных» и «белых» — кому разрешается парковаться на территории, и кому доступ на машине закрыт. Не говоря уже о пациентах и тех, кто их сопровождает. Так что строительство в Медгородке — это в перспективе тупиковая ветка развития, это только откладывает решение системной проблемы на несколько лет. Необходимость рубить бор для его расширения рано или поздно встанет все равно.

«Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 5 «Ситуация с больницей в городском бору — это отражение всех нынешних проблем Челябинска» 6

Нагромождение в Медгородке зданий, заборов, парковок и зарослей — все это видно как на протокольных снимках, так и на фотографиях горожан

Этому есть какие-то реальные альтернативы?

С.Г.: Вопрос строительства больницы в городском бору — это своеобразное отражение всех нынешних проблем Челябинска. Это ведь не только медицинский и экологический камень преткновения — это глобальные вопросы эффективности социальных инвестиций и доверия к работе власти в Челябинске. Если мы с ними не разберемся, в обществе будет нарастать раскол, он уже очевиден. И эта проблема будет конфликтной, пока власти публично не предъявят понятный проект. Это уже походит на случай с памятником на Лубянской площади в Москве, когда решали, кого там поставить — Феликса Дзержинского или Александра Невского, и где пришлось вмешаться Сергею Собянину и отменить голосование, откатив все к исходной позиции.

И здесь, в Челябинске необходимо обнулить всю эту ситуацию, разобраться и начать все с чистого листа. Понять, где размещать идеальный проект, смотреть, сколько он будет стоить и найти компромиссный вариант — пока мне таковым видится все-таки реконструкция старого Медгородка с наметкой на перспективы строительства нового. Я думаю, что так оно и будет, когда станет ясна реальная стоимость строительства в бору.

Е.В.: Если посмотреть с точки зрения процессов, то происходит затягивание в узкое горлышко. Это касается всех проблемных сфер, не только медицины. Это для чиновников очень удобно, поскольку облегчает привлечение денег и управление муниципальными заказами. Но при этом полностью убивается доступность, например, медицинской помощи — наглядно это показало закрытие отделения детской урологии в ОКБ №3. Ситуацию с новым корпусом ЧОДКБ нужно действительно обнулить, а чиновникам — перестать компрометировать честное имя медиков и не бояться сделать шаг назад: общественность эту позицию поймет и поддержит, будет готова ей содействовать.

Самое читаемое
  • «Турцию закроют. И это не политика. Власти не хотят, чтобы из страны вывозили валюту»«Турцию закроют. И это не политика. Власти не хотят, чтобы из страны вывозили валюту»
  • «Терпением к мелкой рознице мы превратим Челябинск в город красивых улиц и перекрестков»«Терпением к мелкой рознице мы превратим Челябинск в город красивых улиц и перекрестков»
  • Челябинские дорожники хранят древние традиции укладки асфальта как тайное общество масоновЧелябинские дорожники хранят древние традиции укладки асфальта как тайное общество масонов
  • Аренда замерла, ипотека подешевела? Почему рантье не могут поднять цены на сдачу квартирАренда замерла, ипотека подешевела? Почему рантье не могут поднять цены на сдачу квартир
  • Вовлеченность населения Челябинска в средний и малый бизнес сократилась более чем на 8%Вовлеченность населения Челябинска в средний и малый бизнес сократилась более чем на 8%
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.