Подписаться
Курс ЦБ на 11.04
73,75
80,73
Деловой квартал / Новости / Кейс: «Служебный роман»

Кейс: «Служебный роман»

06:00   02.06.2008

В компании назревает служебный роман. «Персональщица» добивается расположения шефа. Коллектив недоволен, ведь, если они сблизятся, женщина начнет кроить фирму под себя. Многие в компании с ней конф

В компании назревает служебный роман. «Персональщица» добивается расположения шефа. Коллектив недоволен, ведь, если они сблизятся, женщина начнет кроить фирму под себя. Многие в компании с ней конфликтуют, но достанется всем.
 
досье
«Любо-Дорого & Ко» — компания численностью 100 человек на стадии бурного роста. Недавно открыла свое производство, сбыт включает оптовый отдел и розницу (два собственных магазина). У предприятия есть сервисный центр, обслуживающий основной продукт — ТОВУС.
ТОВУС — универсальный продукт (название образовано от сокращения «товар-услуга»), спозиционированный как на частного, так и на корпоративного клиента.

действующие лица
Николай Сходняк
генеральный директор
Татьяна Шумилина
заместитель директора по работе с персоналом
Людмила Сходняк
жена Николая Сходняка
Алексей Носырев
коммерческий директор
Игорь Семеряков
эксперт по продажам
Равшан Нигматуллин
партнер, соучредитель
Юлия Белоусова
маркетолог

решение предыдущей серии
Сходняк и Носырев, собрав информацию о сути предложения Думкина, сеют зерна сомнения в головах продавцов: мол, золотые горы на новом месте фальшивые и временные, а сам Думкин соврет — недорого возьмет.
Они проводят сравнительный анализ системы оплаты в «Любо-Дорого & Ко» и доказывают, что продавцы и так получают «выше рынка», а транснационалы вряд ли будут держать высокий бонус.
Самым популярным решением предыдущей серии, по результатам голосования на интернет-портале «ДК», стало предложение Анны Хвостовой, директора «HeadHunter: Урал». Ее поддержали 67% проголосовавших на сайте.

Совместный альбом Бена Вебстера и Оскара Питерсона уже по третьему разу крутился в аудиосистеме ­Николая Сходняка. Кабинетный джаз лучше всего подходил к таким вот задержкам на работе. Было настроение как после хорошей ванны: уже размягший, а спать еще не хочется и надо чем-то позаниматься.

В дверь без стука вошла Татьяна ­Шумилина. Кадровые проблемы в «Любо-Дорого & Ко» часто заставляли оставаться ее допоздна. Порой она заходила к шефу посоветоваться, но лучше было бы сказать — снять с себя ответственность за некоторые особо жесткие шаги. Впрочем, уже около месяца вопросы персонала были неким предлогом для того, чтобы пообщаться со Сходняком. По-человечески, но не без личного интереса. Николай вызывал в Шумилиной чувство заботы и приятной тревоги, про себя она называла его Коляшей. Строя в уме очередную фразу, Татьяна как бы проговаривала вначале: «Коляша» — а потом уже присоединяла предложение. Такое упражнение добавляло оттенок ласковости в ее слова. Это хоть как-то обезоруживало того корпоративного солдата, который плотно сидел внутри Татьяны. Солдата, которого она воспитала, работая в зомби-командах мультинациональных компаний.

Встречи директора с «персональщицей» стали неформальными с того вечера, когда они обсуждали раздел «Норильского никеля». Точнее, с выяснения, кто заказал возню вокруг приключений Прохорова в Куршевеле. Тогда Сходняк сказал: «Да кому какое дело?! Мужик молодой, пусть делает что хочет, лишь бы здоровью не вредило!» Татьяна подумала: «А почему бы и нет?» — так появился Коляша.

Шумилина давно понимала, что развода не избежать: муж становился все более раздражительным и вялым. Оставаться одной с ребенком ей не хотелось по статусным соображениям, а тут — «почему бы и нет?» Сходняк казался вполне надежным и подходящим. Да и Татьяна была не прочь побороться за шанс устроиться, а заодно стать совладельцем бизнеса на правах члена семьи. Говоря профессиональным языком, развестись и выйти замуж без разрыва стажа.

— Мне кажется, джаз — очень глубокая вещь, — сказала почти эротично Шумилина.

Сходняк, слегка испугавшись, кивнул и добавил:

— Ага, я люблю слушать эту пластинку.

— Это какую? — спросила Татьяна, будто подыскивая ей место в своем музыкальном каталоге.

— Ну вот эту, которая сейчас играет не помню, как она называется.

По правде говоря, он помнил, потому что в самом деле любил этот диск, но предпочел показаться слегка небрежным. Шумилина приняла подачу и пару раз предположила, кто это играет. Так она показала, что знает Армстронга и Синатру, но на этом остановилась. Поскольку Николай заметил, что оба эти парня по большей части пели, а тут вообще нет голоса, только рояль с саксофоном. Джаза их разговор коснулся впервые и быстро заглох. Раньше они обсуждали городские новости, свои заграничные поездки, телевизионную рекламу, разных бизнесменов и даже футбол. Общечеловеческие темы давались гораздо легче. За месяц Сходняк и Шумилина раза три ездили вместе обедать, пару раз он подвозил ее домой, неделю назад смотались в Питер на отраслевую конференцию. В общем, подвижки к сближению были.

Сходняку нравилось внимание Шумилиной, но сама она — не очень. Татьяна казалась ему инородной, почему, он понять не мог. Может, потому, что со своей женой Николай прожил столько, что старшая дочь в этом году должна была поступать в университет. А знаком был и того дольше — с Людмилой они учились в одной группе энергофака УПИ и поженились через год после окончания. В их гостиной до сих пор висит фотография, где Коля в тельняшке, а Люда в приталенной, выгодно обтягивающей целинке на голое тело весело отбирают друг у друга кусок жареной колбасы.

Людмила с тех пор почти не изменилась, разве что начала коротко стричься. Когда быт наладился, а дети вовсю учились в школе, она перестала заниматься финансами «Любо-Дорого & Ко» и открыла себе турфирму. Без особых амбиций. Просто делала путевки семье и знакомым. Постепенно круг ее общения сузился до таких же жен собственных мужей и бывших однокурсников. Сходняку все сложнее было увлечь ее проблемами своего бизнеса: к рыбалке Людмила была равнодушна, в разговорах о кино и книгах давила интеллектом супруга — активного потребителя шоу-бизнесовых изданий, а спортивные телетрансляции ее вообще бесили. В отместку Николай снисходительно относился ко всем ее делам.

Когда диск в четвертый раз закончился, Сходняк, намучившись, что не смог придумать другой темы, кроме джазовой, предложил:

— Татьяна Николаевна, давайте отправимся по домам. Я вас подброшу. Только, чур, музыку в машине не включаем.

— Поехали, Николай Евгеньевич, я вам как раз хотела пару вопросов по работе задать, — Шумилина притворилась, что обиделась, ведь обычно их разговоры кончались затемно. Упомянув работу, она только подчеркнула, что недовольна поведением Коляши, будто уже имела на него права.

За тем, как они садились в машину, с кривой усмешкой наблюдал из окна своего кабинета Алексей Носырев.

Следующим утром к Носыреву, растерянно улыбаясь, заглянул Игорь ­Семеряков:

— Леша, слышал, что кадровичка Сходняка склеила?!

Алексей сделал вид, что знает об этом, причем давно и во всех подробностях. По правде, на интригу ему намекнул Равшан Нигматуллин, который застукал Сходняка и Шумилину за обедом. «А че спелая женщина, на все готовая Я сам думал с ней крутануть, но она не мой тип», — в очередной раз сыграл бабника Равшан.

— Это если она его укатает, у нас тут вендетта начнется что ли?! — Семерякова совсем не устраивал шумилинский карьерный взлет по женской линии — с ней они были в контрах.

— Шеф — мужик вполне порядочный, но я заметил, как он потихонечку течет. Как бы эта порядочность ему не вышла одним местом Плюс на минус меняется быстро — Носырева мутило от перспектив созревающего служебного романа уже потому, что он уважал Людмилу Борисовну. Жена Сходняка помогла ему освоиться в фирме, отстаивала его перед шефом, доверяла ему и мужа убедила довериться.

— Я понимаю, мы с Юлькой свободные люди, молодые А они-то куда?! — Игорь выпучил глаза и шовгнул носом.

— Как, кстати, у вас там? — лениво поинтересовался Алексей.

— Нормально, супер, — подобрел Семеряков и вышел из кабинета.

У маркетолога Юлии Белоусовой и экс­перта по продажам Семерякова и впрямь все было супер. Они славно спелись. Игорь помогал Юле обосновывать и выбивать большие бюджеты для исследования и продвижения на региональных рынках. В результате получались неплохие доппремии. Юля писала аналитические записки так, что среднерыночные цены на ТОВУС в Челябинске или Тюмени оказывались крайне низкими, количество продавцов-конкурентов диким, а покупательская активность вялой. Шелестя маркетинговыми отчетами, Семеряков выбивал у Носырева минимальные цены. Вместе с Юлей они договаривались с покупателями об «эксклюзивно низких ценах» на поставки, и, как правило, им удавалось соскрести откат. Любовный симбиоз помог Белоусовой купить машину (коллегам, конечно, она сказала, что взяла в кредит), а Игорю — сделать из хрущевской двушки трешку в новостройке (мол, пять лет копил). Сходняк версиям поверил, а Носырев насторожился.

На работу шеф приехал поздно — ходил вместе с дочкой в приемную комиссию универа. Первым делом Николай заглянул в кабинет Шумилиной поздороваться. Татьяна только что заказала в интернет-магазине диск Бена Вебстера Music for Loving.

Чем опасны служебные романы? Как Семеряков и Носырев могут повлиять на ситуацию?

Артем Асонов
коммерческий директор ГК «Ковчег — Урал»
 Служебные романы опасны тем, что, как правило, компания теряет одного из сотрудников. Либо их увольняют, либо они увольняются сами. Когда служебный роман перерастает в серьезные отношения, один из сотрудников обычно уходит. Это связано с тем, что на работе люди проводят большое количество времени, а по­стоянно находиться рядом — и на работе, и дома — тяжело.

Семеряков и Носырев могут повлиять на ситуацию, только поговорив с директором и с Татьяной. Причем с Татьяной, по всей видимости, разговора не получится, поэтому основной упор должен быть сделан на диалог с директором. В данной ситуации решение должно исходить именно от него. Я бы посоветовал не усугублять ситуацию и пресечь эти отношения на начальном этапе, чтобы не нарушать атмосферу в коллективе. Если роман продолжится, то, скорее всего, Сходняку придется набирать новую команду. Выбор на данном этапе — недовольство одного человека — Татьяны или целого коллектива и семьи директора.

Александр Долгих
заместитель директора ГК «СкайТек»
 В первую очередь в этой ситуации рискует фирма, поскольку участники служебного романа отвлекаются от рабочего процесса. Кроме того, такое положение вещей дестабилизирует обстановку в коллективе: появляются дополнительные поводы для конфликтов внутри фирмы. Ситуация усложняется еще больше, когда в служебный роман вовлечен руководитель. Он может лишиться уважения, а значит, и поддержки своих сотрудников.

Вопрос контроля ситуации Семеряковым и Носыревым — это вопрос взаимоотношений в коллективе. Они самостоятельно сделали вывод о развитии романа, хотя его как такового нет. Самое лучшее, что они могут сделать в этой ситуации, — это закрыть тему и ничего не придумывать. Рождая ложные слухи, они привлекают излишнее внимание коллектива. Другое дело, что, по всей видимости, Семеряков делает это намеренно, желая навредить Шумилиной, которая, по его мнению, слишком быстро сделала карьеру. 

Наталья Акмурзина
директор «Центра развития бизнеса и личности»
 Служебные романы часто имеют негативные последствия для организации. Может появиться «серый кардинал», который через свою «половину» проводит собственную политику, не имея на то полномочий.

Коммерческий директор должен открыто поговорить с руководителем о своих опасениях. Пока ситуация не успела зайти далеко, есть шанс, что директор сам сможет поставить четкие границы в отношениях с Шумилиной.

В это же время Носырев должен срочно решать ситуацию с романом между маркетологом и экспертом по продажам. Если возникли сомнения в легитимности их доходов, нужно срочно провести аудит деятельности обоих. Результаты аудита, скорее всего, покажут искажения в предоставлении информации. В этом случае нужно быстро и решительно уволить обоих. Оставить этих сотрудников — значит спровоцировать повторение ситуации.

Семеряков может повлиять на ситуацию через распространение слухов и опасений в компании при помощи подруги. Слухи, дойдя до директора, возможно, заставят его задуматься и сделать конструктивные выводы. Но это не самый лучший способ, так как возникнет нервозная обстановка в организации, да и Семерякова нужно увольнять, а не использовать.

Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.