Подписаться
Курс ЦБ на 03.12
74,06
83,81

ИГОРЬ РОСТОВ: «Бич региональных телекомпаний — обыкновенная лень»

Успех ТНТ, основанного в 1998 г. группой «Медиа-мост» как «Твое новое телевидение», начался в 2003 г., когда менеджментом канала была разработана концепция развития, ориентированная на рост телеауд

Последствия мирового финансового кризиса не будут катастрофичными для российского телевизионного рынка, уверен заместитель генерального директора ОАО «ТНТ — Телесеть» Игорь Ростов. Во-первых, несколько последних лет рынок телерекламы рос не меньше чем на 40% ежегодно, и остановиться (а тем более, откатиться назад) ему не даст накопленная инерция. Кроме того, развитие рекламного рынка подстегнет появление новых технологий. Для того чтобы сохранить свою долю на быстро меняющемся рынке, регио­нальным медиакомпаниям придется срочно ликвидировать серьезное маркетинговое отставание от федеральных телеканалов. Как небольшому телеканалу на равных соперничать с каналами-лидерами?
Что мешает региональным телекомпаниям объединиться в мощный альянс?
Почему федеральные рекламодатели отказываются от услуг местных медиа? Куда утекает телеаудитория?

Успех ТНТ, основанного в 1998 г. группой «Медиа-мост» как «Твое новое телевидение», начался в 2003 г., когда менеджментом канала была разработана концепция развития, ориентированная на рост телеаудитории в регионах и концентрацию усилий на узкой категории телезрителей — от 18 до 30 лет. Под интересы этой аудитории была радикально переформатирована сетка вещания: лицом канала стали реалити-шоу, ситкомы  и юмористические программы. Канал стал позиционироваться исключительно как развлекательный, без новостей и политики — всего того, в чем так сильны были конкуренты. В результате уже через четыре года малоизвестный московский городской канал увеличил свою аудиторию до 99,5 млн человек и вошел в пятерку лидеров российского телеэфира.

Самая лакомая аудитория для рекламодателей, а значит, и для телеканалов — те люди, которые много тратят, много покупают. Но почему же «Первый», «Россия», НТВ не борются за эту аудиторию? У этих каналов довольно большая доля пенсионеров, которых трудно обвинить в шопоголизме.

— Давайте посмотрим с точки зрения бренда. Вот бренд «Первого» канала. Это никак не молодежный бренд. Это официальный рупор. Что такое «Россия»? Это рупор официальней официального. НТВ — разрешенней разрешенного, как шутили наши юмористы когда-то. Они не позиционируют себя только как канал для стариков или только для молодежи. Это размытый бренд, который, в принципе, не может привлекать ни ту, ни другую часть населения. Да, по привычке его смотрит взрослая часть населения нашей страны. И также по привычке интеллигенция еще смотрит НТВ, вспоминая тот старый коллектив: а может быть, они еще что-нибудь бахнут!

То есть в ближайшее время нас ждет ребрендинг каналов первой тройки?

— Нет, ребрендинга не будет. Сузив позиционирование, они выпадут из категории каналов федерального значения. Им за то государство и денег дает, что они несут политическую нагрузку. Они должны заниматься пропагандой. Поэтому они будут вынуждены эту «телегу» тащить на себе до скончания века. И поэтому от них постоянно отгрызают небольшие кусочки аудитории маленькие каналы: мы, СТС, ТВ3. ТВ3 очень быстро растет сейчас и, обратите внимание, забирает аудиторию не у нас, а у «Первого». «России», НТВ Когда появится еще один небольшой канал с четким позиционированием, этот процесс продолжится. Что стоит перепозиционировать, скажем, ДТВ, чтобы он набрал те же 5% рейтингов? Или перепозиционировать «Домашний», который при грамотном подходе соберет бабушек и дедушек со всех каналов сразу?

Челябинский топ-менеджер одного из крупных сетевых телегидов сказал мне в частной беседе, что численность телеаудитории сокращается. Он это чувст­вует по постепенно уменьшающимся тиражам.

— Совершенно верно. Так оно и есть.

Вероятно, это означает, что самая платежеспособная, самая обеспеченная и активная часть аудитории уходит из телевидения в Интернет?

— Здесь есть доля правды. Вот эта аудитория, о которой мы сейчас говорим, люди от 18 до 30 или, если брать чуть шире, от 18 до 45 лет, она просто перетекает. Уходит с «Первого», с «России», даже с НТВ. Приходит на ТНТ, на РЕН ТВ. Этим зрителям совершенно не нужно промывание мозгов, они все необходимое находят в Интернете, прежде всего новости.

У нас не уменьшилась аудитория, наоборот, она даже немного выросла.

А у ТНТ нет желания «поймать» эту аудиторию, которая уходит в Интернет? Например, создать собственный IP-телеканал?

— Это будет со временем. Торопиться пока смысла нет. Планы есть, но там (в Интернете) пока слишком маленькая аудитория. Это очень продвинутые люди, которым, в принципе, телевидение не нужно. Не только наше, а вообще никакое. Они живут в сети. У них такой образ жизни. Когда в Интернет начнет передвигаться остальная часть аудитории, которой интересна не только Мировая паутина, но и телевидение и еще что-то, мы включимся и начнем работать.

Вы сказали, что аудитория маленькая... Сколько таких людей?

— У нас по всей стране миллиона три-четыре Это очень мало. Но ТНТ уже вкладывает деньги в это направление. Мы купили проект RuTube и будем его развивать. Посмотрим, что из этого получится. Думаю, 3-4 года понадобится для того, чтобы это направление развить в более-менее удобоваримый продукт. Ну и потом, мы же понимаем, что со временем телевидение всегда будет под рукой в телефоне, у каждого будет свой индивидуальный телевизор. А нам нужно будет создавать для этого какой-то контент. Я думаю, что до этого нам еще лет пять. В больших городах, может, и быст­рее пойдет, а для страны в целом — 5-10 лет. Хотя технологии развиваются очень быстро.

Единственный смысл покупки регионального партнера — получить лицензию на вещание

Одним из «китов», на которых основан коммерческий успех ТНТ, — активное расширение региональной сети за пять лет с нуля до более чем 500 станций практически во всех регионах страны. Привлекательность канала для региональных партнеров объясняется просто: совокупный объем «окон» под местную рекламу на ТНТ в несколько раз больше, чем на других федеральных телеканалах (см. «Статистику» на стр. 25). Игорь Ростов считает, что потенциал роста рекламных рынков в регионах заметно выше, чем в столице.

Федеральные телехолдинги сейчас активно скупают своих региональных медиапартнеров. ТНТ будет покупать в собственность станции в регионах?

— Тут два вопроса. Есть гэллап, то есть вопрос увеличения общей аудитории канала. А есть города-миллионники, которые интересны для развития бизнеса. Это Екатеринбург, Пермь, Ростов, Санкт-Петербург и т. д. В таких городах станции, безусловно, скупаются в первую очередь.

«Интересные для бизнеса» — это те города, в которых рекламный рынок больше?

— Да, те, в которых есть деньги.

Есть какая-то определенная планка, после которой город становится интересным для ТНТ?

— Планки нет. Есть соотношение цены покупки и объема рынка. Если нам, условно говоря, предлагают купить станцию за $1 млн и мы понимаем, что местный рынок телерекламы стоит $10 млн, мы будем покупать. Потому что через три года мы эту станцию «отобьем» и пойдет чистая прибыль.

Все зависит от рынка. Вот екатеринбургский рынок — $40 млн. Понятно, что мы здесь должны присутствовать. Пермский рынок — $30 млн примерно, ростовский — около $30 млн. Все эти рынки должны быть нами охвачены.

По каким критериям отбираете компании для покупки?

— Ничего особенно от компании нам не нужно. Достаточно иметь лицензию, оборудование, хотя мы обычно меняем всю технику, покупаем более качественную... Честно говоря, весь смысл покупки — в получении лицензии на вещание. А весь бизнес мы потом выстраиваем сами, заново.

Вы перечислили рынки, которые «должны быть охвачены». Это значит, что если никто из местных компаний не захочет продаваться, то возможно и недружественное поглощение?

— Нет, такого не бывает.

Что, все хотят продать свой бизнес?

— Ну не то чтобы все хотели продать Но так как грядет «цифра» и, по большому счету, местным телекомпаниям сложно будет выживать завтра, то их владельцы, как правило, приходят к выводу, что лучше все-таки бизнес продать и заняться им же, но уже в качестве менеджера. И потом, имея мощного партнера за спиной, всегда проще развиваться. Выжить сегодня, в условиях политической вертикали, крайне сложно. Медийный бизнес всегда чуть больше под прицелом, чем, скажем, торговля пирожками. Телевизионный бизнес всегда сопряжен с политическими рисками

Возможна ли покупка федеральными телесетями, такими как ТНТ, продукта, создаваемого региональными продакшен-студиями?

— Сейчас я не знаю ни одной региональной продакшен-студии, которая производила бы нормальный продукт. То, что присылают нам иногда, мы смотрим. Но реально — нет нормальных, качественных продуктов.

А что не устраивает?

— Все, что касается молодежной тематики, смеха, юмора, мы бы, конечно, купили. Я каждый раз об этом говорю. Сделайте! Или хотя бы напишите синопсис (краткое изложение сценария будущей программы — Прим. ред.). А то как в том анекдоте: мужик пять лет подряд просил у Бога послать ему хороший урожай. Уже и ангелы спрашивают: «Боже, ну что же ты не поможешь человеку?» Бог отвечает: «Так пусть хотя бы поле засеет!» Так и здесь. Никто ничего не предлагает.

На рынке печатных СМИ есть альянсы, которые помогают местным изданиям обмениваться рекламодателями, информацией Вам известны аналогичные союзы среди региональных телекомпаний?

— Я говорил еще пять лет назад, что региональное телевидение сможет выжить только в том случае, если каналы создадут альянс или что-то подобное. В одиночку выжить очень сложно. Телевизионный продукт дорогой по определению, его сложно делать. Но пока слишком много противоречий: как правило, у истоков (и у руля) региональных телекомпаний стоят бывшие журналисты. Это люди амбициозные, со своим мнением, как правило, непогрешимым, что делает объединение очень сложным, почти невозможным. На региональных каналах нет менеджеров, нацеленных на конкретный результат — заработать деньги. Такие люди хотят делать передачи, новости, нести в массы доброе и вечное. Здесь нет ничего плохого. Но, к сожалению, по этой самой причине они обречены на жалкое сущест­вование, по сути, на выживание. Потому что их доля рекламного рынка сужается как шагреневая кожа. Приходит ТНТ, СТС, приходят «Алькасар», «Видео Интернешнл» и отгрызают кусочки рынка, на которых региональные компании могли бы жить. Такой процесс неизбежно приводит к потере доли рынка и даже бизнеса

То есть альтернативы для региональных телекомпаний нет — надо продавать бизнес или умирать?

— Нет, альтернатива есть — создание объединений. Тогда телекомпании смогут вместе создать довольно приличный продукт. Например, в Уральском регионе это можно было бы сделать: Пермь, Екатеринбург, Челябинск, еще какой-нибудь город. Собственно, такие попытки уже были. Но у истоков стояли не менеджеры, а журналисты, поэтому все и происходило не совсем так, как надо. Например, во главу угла ставится цель — мы сделаем хорошие новости. Но никто не может и не хочет посчитать, сколько будут стоить эти хорошие новости. Потому что хорошие новости стоят дорого. А насколько дорого? А нужны ли такие затраты вообще? Востребованы ли будут эти новости зрителем? Может, лучше делать не хорошие новости, а плохую порнуху? (Смеется.) Когда все это будет просчитано, тогда компания сможет стать успешной. А у нас сейчас нет никакого регионального телевидения, по большому счету. Есть маленькие вкрапления в федеральные сетевые каналы в виде, например, 30-минутных новостей.

Что же, успешных региональных телеканалов с долей собственного программирования, близкой к 100%, в России нет и не может быть?

— Успешных нет. Если мы посмотрим рейтинги местных каналов, то это, как правило, доля телесмотрения 2-3% в местных новостях, максимум — 15%. Но в целом, если разделить этот, казалось бы, приличный рейтинг на сутки, получается очень низкий процент. Лишь 3% зрителей Челябинска смотрят этот канал. Все! Либо надо делать свой продукт лучше и больше, что для региональной компании невозможно по затратам, либо надо придумать уникальное ноу-хау. Ноу-хау никто пока не придумал, а делать те же новости так же дорого и красиво, как это делают центральные каналы, невозможно, нет в регионах таких ресурсов.

Я часто слышу от местных медиаменеджеров, что наиболее устойчивы на рынке холдинги, то есть группы компаний, объединяющие в одной структуре телеканалы, радиостанции, кабельные сети

— Такие холдинги неэффективны, неуправляемы и зарабатывают мало денег. Ощущение, что денег много, создается, но это неправда. Как правило, происходит перекачка денег из успешных направлений в менее успешные. Хорошо работает ТВ — реклама перекачивается в печатные издания. Хорошо работают издания — реклама перекачивается в плохо работающее ТВ.

А как же довод о широких возможностях таких холдингов? Рекламодателю предлагается ряд СМИ на выбор

— Для рекламодателя это вообще не довод. По очень простой причине: прихожу я к рекламодателю — торговцу молоком, например. И говорю: «Вася, я тебя размещу на радио, на телевидении, у себя в газете и еще в глянце». Любой нормальный человек понимает, что это бред. Зачем продвигать молоко в глянце? Но я все равно уговорю этого Васю, потому что мне-то надо. И вот в итоге бедный рекламодатель, заплатив кучу бабла и не получив отдачи, думает — да что ж такое! А это всего лишь непрофессиональный подход. Если продавец пришел от трех изданий сразу, он непрофессионал, он в принципе не понимает ни газету, ни радио, ни телевидение, а продает все скопом. Это все равно, что надеть шубу, плащ, костюм и купальный костюм еще сверху натянуть. Продать можно только то, что ты знаешь досконально.

Кризис не остановит рост рекламного рынка
Сколько еще будет дорожать реклама на ТВ?

— Могу сказать, что нынешний кризис и обрушение фондового рынка довольно серьезно приостановит рынок рекламы. Если раньше у нас каждый год рынок рекламы рос на 30-40%, то, думаю, в будущем году будет серьезное замедление.

До нуля?

— Нет. Потенциал у рынка пока еще есть. Есть определенная инерция. Рынок не может разом остановиться, это же не 1998 год. Поэтому можно рассчитывать на рост рекламного рынка в будущем году процентов на 5-10. Это оптимистический прогноз.

А потом?

— Если не поругаемся со всем миром, будет расти. А если поругаемся, то там и комментировать будет нечего. Все зависит от большого капитала. Ведь крупные рекламодатели — это же преимущественно западные компании. И если они начнут выводить свои активы, нам будет плохо. Как следствие, это приведет к тому, что исчезнут хорошие проекты с телевидения, потому что невозможно будет заплатить за их создание. К сожалению, мы завязаны на такие риски.

Некоторые крупные региональные медиа- и издательские компании переориентируются сейчас с местных рекламодателей на федеральных. На ваш взгляд, чего не хватает региональным компаниям, чтобы взять федеральные медиабюджеты?

— Не хватает знаний маркетинга. В регионах не умеют продвигать товар или услугу. Вот приходит в город крупная сетевая компания, например, «Спортмастер». Нужно понимать, на какую аудиторию рассчитан «Спортмастер», какая у него ниша, чем его потребитель живет, что читает, что ест, что пьет. И как к нему достучаться.

Проблема в том, что региональные компании не ведут соцдем?

— Не ведут. Гэллап не покупают, день­ги экономят. На семинары не ездят, не получают нужных знаний. И когда в город приходит федеральный рекламодатель, он говорит: нам нужно это, это и это. А местные медиа начинают что-то мычать в ответ: вот у нас директ-мейл есть, вот бесплатная газета Ну зачем тому же «Спортмастеру» бесплатная газета? В итоге рекламодатель не получает нормальной отдачи, разочаровывается и приглашает москвичей. Вслед за ним в регион заходят московские маркетологи и все расставляют на свои места.

Лень и нежелание учиться — самый большой бич региональных менеджеров, которые занимаются рекламой и продвижением в целом. Я не знаю, откуда у них такое ощущение, что раз мы местные, то и сами все знаем. Поэтому в ТНТ есть внутренний университет, в котором обучаются и директора, и промоутеры, и продавцы, и все остальные.

Каково сейчас соотношение объема федеральной и региональной рекламы?

— В разных регионах по-разному. Есть регионы, где это соотношение 70 на 30. Бывает и наоборот — 30 на 70. Все зависит от города, от продавцов, которые работают на рынке, насколько они эффективны и насколько востребован город федеральным рекламодателем. Если говорить о Екатеринбурге и Перми, у них высокая востребованность. Сюда перекачивается очень много федеральных денег, потому что есть потребитель. Живой, нормальный потребитель. Все очень просто. Во-первых, есть ряд городов, которые хорошо «съедаются» московскими клиентами: отлично работают местные менеджеры, легко продавать и все такое. А есть рынки в принципе очень хорошие, но недостаточно раскрученные.

Можно ли сказать, что доля регионов в рекламном пироге растет?

— Не всегда. Во-первых, рынок растет не оттого, что региональные рекламодатели стали больше денег платить, а оттого, что в регион пришли московские деньги и региональный рынок в целом вырос.

Человек не может потреблять больше восьми телеканалов

Главный принцип программ­ной сетки ТНТ — каркасная структура: основные программные бренды канала (реалити-шоу «ДОМ-2», юмористические программы «Наша Russia», Comedy Club и ключевые сериалы), образуют своеобразный каркас, на который на протяжении дня «нанизаны» остальные программы. Таким образом, отдельные зрительские хиты воспринимаются аудиторией не как одиночные программы, а как часть ежедневной или еженедельной линейки. По мнению Игоря Ростова, зритель не любит сюрпризов, ему нужна стабильность и предсказуемость. Он должен иметь возможность каждый день в одно и то же время находить на ТНТ одни и те же программы — так происходит запоминание и привыкание к продукту канала.

Интересы телеаудитории со временем меняются. В 90-е гг. основной интерес вызывала «чернуха» — криминальные новости с натуралистичными кровавыми сценами. Потом на пике интереса была политика — бешеные рейтинги стали собирать ток-шоу с участием политиков и политические новости. Сейчас народ с упоением смотрит развлекательные программы. Куда сместится фокус в будущем?

— Я думаю, что интерес к развлекательному контенту останется. А внимание аудитории будет привлекать познавательный контент. У меня есть ощущение, что все больше будет исторического, ретро­спективного, познавательного, документального телевидения. Такой контент не очень дорог, но зрелищен. Вот как Discovery, например, это делает. Тем более эта ниша в России, по существу, еще не занята. Подрастает более-менее образованное поколение, которое желает много знать. Этим поколением и будет востребовано документальное телевидение.

Часто встречаю мнения, что в ближайшее время из-за мирового кризиса серьезно сократится покупательская активность, и следствием этого станет падение аудитории развлекательных СМИ — бумажного глянца, развлекательного телевидения и т. д.

— Во время любых потрясений востребованными становятся преимущественно новости. Людям нужна конкретная информация о том, что происходит. Как показала августовская война на Кавказе, до 60% ауди­тории в это время собирали новостные программы. Это естественно и правильно. Но я не думаю, что это сильно сократит интерес к развлекательному контенту. Например, Олимпиада в Пекине не сократила. Чемпионат мира по футболу не сократил. Даже война в Грузии, по большому счету, не сократила интерес к развлекательному телевидению. Доля смотрящих осталась примерно той же. Это очень сегментированные вещи. Поэтому мы здесь не видим для себя серьезных рисков. Безусловно, в какой-то момент может произойти кратковременный отток, но потом ситуация вновь придет в норму.

А может такой угрозой стать кабельное телевидение, которое в регионах сейчас развивается довольно быстро?

— У нас в стране лишь 20% кабелизированных домохозяйств. 80% зрителей смотрят эфирное телевидение.

Но процесс-то идет. Десятки компаний активно развивают свои сети, в том числе, например, многие провайдеры.

— Процесс идет, но он через какое-то время остановится и дальше больших городов, скорее всего, не уйдет. А сколько у нас населения в больших городах? Из 150 млн в больших городах живет миллионов 30 Если Москву не считать, самый большой город у нас — Санкт-Петербург, 4 млн. Остальные и того меньше — 1 млн, 800 тыс Они не охвачены кабелем на 100%. То есть максимум 30 млн «под кабелем». А остальные 120 млн зрителей — в эфире.

Насколько изменит рынок переход на цифровое телевидение? «Малыши» умрут?

— Никто не умрет. Наоборот, появится много нишевых каналов. Для девушек, для мальчиков, для женщин, для бабушек, для рыбаков, для журналистов и т. д. Некоторые из них и сейчас существуют, только доступ к ним у аудитории ограничен. Все, что есть на телерынке сейчас, укладывается примерно в 20 каналов. А человек может потреблять максимум восемь каналов. Это психология, закон природы. Зритель смотрит максимум восемь каналов, независимо от того, сколько у него есть в телевизоре — 120 кабельных или 10 эфирных. Больше он не может смотреть. Поэтому победят каналы с хорошим маркетингом, узнаваемым брендом, которые смогут занять свое место среди восьми.

Вся наша работа на ТНТ в последние два года связана с тем, что мы раскручиваем бренд. Мы понимаем, что лет через 5-7, когда придет «цифра», человек будет выбирать не по незнакомым названиям программ, а по бренду. Он не сможет удержать в голове все это множество каналов и программ. Вот есть бренд «Первый», есть бренд «ТНТ» — и все с ними понятно. Кто сумеет эти бренды свести в голове у зрителя, тот и выиграет в будущей борьбе.

ТНТ станет зонтичным брендом, под которым будет выходить несколько каналов с четким позиционированием: «ТНТ-детектив», «ТНТ-музыка», «ТНТ-юмор»?

— Совершенно необязательно. Вполне возможно, что останется ТНТ как ТНТ, практически в том же виде, в каком он сейчас есть. И, возможно, мы не будем так распыляться и создавать такую холдинговую структуру. Мы же не можем размножить рекламодателей и их бюджеты так же, как мы размножим каналы. Нам нужно удержать внимание аудитории. И удержать его мы сможем только определенным узнаваемым продуктом, который у нас есть. Вот собрали мы свою аудиторию 18-30 лет и держим ее: наш зритель пасется на этой лужайке. А если мы эту лужайку порежем на маленькие кусочки — ищи потом, где именно зритель остановился. А он ведь может и совсем уйти Поэтому мы не будем размывать бренд. У зрителя должны быть четкие ожидания от бренда ТНТ: фильмы-комедии, «Наша Russia», Comedy Club и т. д. И он не должен бегать по каналам и искать, например, канал Анфисы Чеховой. Ему это неинтересно. Да, придет эра интерактивного телевидения, можно будет заказывать себе картинку. Но человек ленив и нелюбопытен от природы. Поэтому большинство не будет ничего искать, а просто будет смотреть то, к чему привыкло. Человек включит то, что он знает, то, что ему знакомо.

Понятно. «Цифра» — это пока отдаленная перспектива. А сейчас рынок куда идет? Что волнует медиаменеджеров?

— А вот, как это ни странно, всех волнует «цифра», хотя никто не понимает, что это такое. Все обеспокоены новыми технологиями, хотя их как раз предугадывать бессмысленно. Думать надо не о технологиях, а об изменениях на рынке, которые последуют за появлением новой технологии.

Для региональных компаний в этой ситуации есть вполне определенные риски. Я всем своим партнерам говорю: ребята, всерь­ез занимайтесь маркетингом в ваших регионах. Тот, кто займет вот эту нишу — телевизионного маркетинга и продвижения товаров и услуг, — тот и победит, потому что, когда будет масса каналов в «цифре», они не будут сами собой продвигаться. Кто-то должен будет донести до ума зрителя, что есть теперь вот такой и вот такой каналы. Никто не узнает об этих каналах, пока им не расскажут. Это первое направление, по которому можно спокойно двигаться.

Второй вариант, как мы уже говорили, это создание телеконгломератов, альянсов. Я считаю, что продвижение и маркетинг — самые главные вещи, которыми сейчас надо заниматься. Это и сегодня хороший бизнес, а завтра здесь можно будет заработать еще больше. Вот смотрите, что уже произошло в телевидении. Раньше каждый канал имел огромные собственные студии, массу творческих работников, которые что-то ваяли, сочиняли не покладая рук А сегодня телеканалы просто заказывают на свободном рынке у продакшен-компаний все, что им надо. Ни у кого нет огромных студий, кучи техники, которую надо обслуживать, чинить. ТНТ занимается только контентом. Мы — сборщики контента. Все! А производ­ство — это не наш бизнес. Пусть им занимаются те, кто умеет, что-то в этом понимают, и это замечательно. Контент и маркетинг — вот две вещи, которыми мы занимаемся. А если завтра на рынке появятся крупные маркетинговые компании, как во всем мире, мы с удовольст­вием отдадим и это направление на аутсорсинг. И мы будем заниматься только своим прямым делом — форматированием канала.

Самое читаемое
  • Гипермаркет российского аналога IKEA в Челябинске откроется в бывшем конгресс-холлеГипермаркет российского аналога IKEA в Челябинске откроется в бывшем конгресс-холле
  • «Ариант» открыл в Челябинске фирму по производству спирта«Ариант» открыл в Челябинске фирму по производству спирта
  • На улице Труда вместо современного делового центра пока появится лишь «Макдоналдс»На улице Труда вместо современного делового центра пока появится лишь «Макдоналдс»
  • «Ариант» открывает в Челябинске гастропространство для любителей вина и мяса«Ариант» открывает в Челябинске гастропространство для любителей вина и мяса
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.