Подписаться
Курс ЦБ на 28.03
77,73
85,73
Деловой квартал / Новости / «Дефицита молока в Челябинске нет!» — Дмитрий Ерёмин, «Российское молоко»
«Дефицита молока в Челябинске нет!» — Дмитрий Ерёмин, «Российское молоко»
Автор фото: Ирина Подгорных. Источник: Деловой квартал

«Дефицита молока в Челябинске нет!» — Дмитрий Ерёмин, «Российское молоко»

Самое читаемое
  • «Победа» больше не летает. Авиакомпания приостановила все полеты по России и за рубеж «Победа» больше не летает. Авиакомпания приостановила все полеты по России и за рубеж
  • «Потери во многих отраслях, и в туристическом бизнесе, неизбежны» – Андрей Минченко «Потери во многих отраслях, и в туристическом бизнесе, неизбежны» – Андрей Минченко
  • В России зафиксировано 228 новых случаев коронавируса. Всего от болезни умерли 4 человека В России зафиксировано 228 новых случаев коронавируса. Всего от болезни умерли 4 человека
  • Челябинские банкиры не заинтересованы в повышении кредитных ставок Челябинские банкиры не заинтересованы в повышении кредитных ставок
  • Выставку ИННОПРОМ в этом году отменили из-за коронавируса Выставку ИННОПРОМ в этом году отменили из-за коронавируса
08:48   10.03.2020

«В последнее время предложения о продаже бизнеса не поступали. Раньше обращались и Danone, и PepsiCo, но они уже приобрели крупные активы в России. Да и нет особого желания избавляться от бизнеса»

Сферы интересов известного челябинского предпринимателя Дмитрия Ерёмина разносторонние: молочная отрасль, гостиничный и ресторанный бизнес. О том, как создавался один из крупнейших российских молочных холдингов и какая судьба ждет законсервированную гостиницу «Южный Урал», в эксклюзивном интервью DK.RU рассказал основной акционер Группы компаний «Российское молоко» и АО «Гостиничное хозяйство» Дмитрий Ерёмин.

Важен инвестиционный климат

Группа компаний «Российское молоко» — крупнейший холдинг по переработке молока и производству молочной продукции на территории Уральского региона и Республики Башкортостан. Пять предприятий, входящих в холдинг, перерабатывают 790-1200 т сырого молока в сутки, а объем выпуска готовой продукции составляет более 700 т в сутки.

Есть сложившееся мнение, что Южный Урал — дефицитный по молоку регион, здесь непросто развивать молочное животноводство. Это так?

— Не сказал бы. Дефицита молока в Челябинске нет.

Просто молочным производством надо заниматься. Это серьезные инвестиции с долгим сроком окупаемости. Молочное животноводство никогда не даст сиюминутного результата, потому что есть определенный производственный цикл. И нужна господдержка. В том же Екатеринбурге, где более холодный климат, власти инвестировали в эту сферу, и ситуация с производством молока там намного лучше. В Башкирии также действуют программы господдержки — и молока там намного больше, чем в Челябинской области. Молочное животноводство в Челябинской области живо потому, что молкомбинаты субсидируют производство сырого молока и исправно платят за сырье.

Кроме того, у нас есть собственный племзавод. В Челябинске единственный племенной завод, который не разорился в годы перестройки и существует без перерывов с начала прошлого века, – это госплемзавод «Россия» в Сосновском районе. В советское время он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, а корова Иволга, чья фотография хранится в заводском музее, на выставке ВДНХ была признана рекордсменкой Советского Союза по надоям. Затем предприятие выкупил Челябинский городской молочный комбинат (входит в Группу компаний «Российское молоко»), была создана современная производственная база. Сейчас в племенном стаде порядка пяти тысяч голов, строится новая ферма. Так что хозяйство процветает.

А с остальными крупными фермерскими хозяйствами, которых в регионе, к сожалению, осталось не так много, заключены долгосрочные контракты. Если не хватает местного молока, то радиус поставок может быть до восьмисот километров. Естественно, это на самый крайний случай. Как правило, в области всё под рукой. Разве что Магнитогорский молочный комбинат иногда берет что-то в Башкирии, но город и находится фактически на границе.

Кстати, в Германии литр молока стоит дешевле, чем в России. Если здесь, в Челябинской области, закупочная цена — 24 рубля за литр, то в Германии — 23 в пересчете на рубли. В промышленных масштабах это очень существенная разница. Всё дело в эффективности производства. Техническое перевооружение, которое произошло на многих российских перерабатывающих комбинатах, до фермерских хозяйств не дошло. А в Германии все полностью автоматизировано. К тому же климат другой, удои выше. Так что с европейскими показателями только племзаводу «Россия» по силам тягаться.

Недавно прошла новость, что вы инвестировали в развитие молочного производства в Башкирии?

— Да, модернизируем завод, который находится в Стерлитамаке. В Башкирии, как и в Свердловской области, у нас несколько площадок, в том числе в Уфе и Нефтекамске. Завод в Стерлитамаке на сегодняшний день, наверное, самый современный в Башкирии – с 2012 года, когда он был приобретен, мы инвестировали в производство 1,2 млрд руб. В этом году дополнительно инвестируется 500 млн руб. Сейчас предприятие работает в половину мощности, хотя ассортимент громаднейший и продукция высококачественная.

В Башкирии переизбыток молока, и действуют интересные инвестиционные программы, поэтому холдинг продолжает вкладывать средства в развитие производства: как раз сейчас обсуждаем модернизацию другого предприятия. Радует, что местные власти, вплоть до президента республики, искренне вовлечены в процесс.

Вас там не воспринимают как варягов?

— Нет. Сменились только акционеры, а коллектив сохранился прежний.

Как вы оцениваете свою долю на молочном рынке региона?

— Это вопрос, скорее, к антимонопольной службе. Сейчас конкуренция очень высокая: чтобы это понять, достаточно взглянуть на витрину с молочной продукцией в любом гипермаркете. Но, думаю, что по России мы в первой тройке по ассортименту выпускаемой продукции. А по объемам переработки молока — точно не ниже пятого места.

Долгое время миноритарным акционером Челябинского городского молочного комбината (ЧГМК) оставалось правительство области, но в 2016 году вы этот пакет выкупили?

— Я, признаться, за этой историей не очень следил. Доля была мизерная − 1,84% акций. На аукционе установилась очень хорошая цена. Так что, уверен, в правительстве остались довольны.

Правда ли, что вы приобрели завод в Германии?

— Да, холдингу принадлежит завод в Германии, в Марбурге — в городе, известном тем, что там находится один из старейших европейских университетов, где в свое время обучался Михаил Васильевич Ломоносов и пятнадцать лауреатов Нобелевской премии.

Завод в Марбурге мы приобрели около четырех лет назад. Это было действующее предприятие, которое сегодня перерабатывает порядка ста тонн молока в сутки — по меркам Германии это неплохо.

А под каким брендом? Erster Geschmack (в пер. с нем. — первый вкус)?

— Нет, Traditionsmolkerei Marburg.

Там государство не пытается регулировать цены на социально значимые продукты?

— Нет, это делают сети. К примеру, нашим основным партнером выступает компания REWE, это крупнейшая розничная сеть Германии. В России фермерские хозяйства выставляют закупочную цену на сырое молоко, идет переговорный процесс с переработчиками, которые потом договариваются с торговыми сетями. В Германии всё иначе: торговые сети сразу заявляют — цена такая. А потом мы собираем фермеров и говорим: делать нечего, давайте договариваться о поставках. То есть ситуация абсолютно противоположная.

После выхода закона о розничной торговле сети перестали выкручивать руки поставщикам?

 — Да ладно! Это всё сказки. Попасть в сети на хорошие позиции — по-прежнему целое дело.

Еще активы в молочной отрасли присматриваете?

— Мы всегда в активном поиске. Постоянно идут переговоры.

Год назад купили молочный завод в Подмосковье, в Серпухове. Производство сравнительно небольшое — перерабатывает всего порядка 20 тонн в сутки, выпускает высококачественную продукцию под брендами «Полезные продукты» и «Пробиотик». На рейсах «Аэрофлота», к примеру, на завтрак предложат наш йогурт. Это премиум-сегмент.

При этом ЧГМК давно уже поставляет мороженое в столичную сеть «Азбука вкуса», только продается оно не под брендом «Первый вкус», а под собственной торговой маркой сети. Впрочем, уже и «Первый вкус» можно встретить на полках московских магазинов — в таких известных сетях, как «ВкусВилл», «Дикси», Metro, «Миратогр», «Крокус», «Красное&Белое».

Сроки хранения позволяют?

— Да, в Башкирии мы применили инновацию — мембранный способ очистки молока, который давно используется в Германии, в том числе на нашем заводе в Марбурге. Благодаря этой технологии свежее молоко может храниться 3-4 недели — конечно, пока не открыли упаковку. Молоко не каждого хозяйства подходит для такой переработки — используется только сырье высшего качества. Такое молоко, конечно, несколько дороже обычного, пастеризованного, но не критично, процентов на десять. В остальном же в Москве, как и на севере страны, действительно проблемы со свежим молоком.

А вам не поступали предложения о продаже бизнеса?

— В последнее время — нет.

Раньше — да, обращались и Danone, и PepsiCo, но международные гиганты уже приобрели крупные активы в России, надо переварить. Но у нас нет особого желания избавляться от бизнеса. Сложнее стало, конечно, но чем сложнее — тем интереснее.

Почему сложнее?

— Основная проблема в том, что население беднеет.

Уровень жизни в последние несколько лет всё время падает. Это подтвердит любой производитель — средний чек снижается. Если раньше покупали продукты, скажем, на пятьсот рублей, то сейчас на триста. А это очень значительно. К тому же дешевого фальсификата — море.

«Дефицита молока в Челябинске нет!» — Дмитрий Ерёмин, «Российское молоко» 1

Для инвестиций нужна идея

Гостиницы «Южный Урал», «Малахит», «Арбат», «Городки» (бывшая «Омская») и отель «Малахит», входящие в группу «Гостиничное хозяйство», ежегодно принимают свыше 80 тыс. гостей, в числе которых — известные спортсмены, деятели культуры и политики.

Помимо всего прочего, вы один из крупнейших игроков на рынке гостиничного бизнеса Челябинска – отели «Малахит», «Арбат», «Южный Урал», «Городки»…

— Да, и еще загородного отеля «Жемчужина Урала» на озере Тургояк. Санаторий мы приобрели еще пятнадцать лет назад, когда шла продажа банкротившегося завода «УралАЗ». Сейчас там ведется активная реконструкция: место просто прекрасное, можно и совещания выездные проводить, есть даже свой кинотеатр, спортивный зал. Директор там интересный — увлеченный охотник, всё, что настреляет, потом в меню появляется.

Вы рассчитывали всерьез на то, что в Челябинске пройдут международные саммиты?

— Нет, конечно!

Да и что такое саммиты? Прошло событие — и всё, делегации разъехались, и снова затишье. Нужно постоянное движение – в таком крупном мегаполисе, как Челябинск, должны регулярно происходить интересные события, мероприятия. Только так можно оживить город. В Милане, например, такого затишья не бывает в принципе. С января начинаются различные международные выставки, затем Неделя моды, фестивали — и так в течение всего года. В итоге туда постоянно едут туристы со всего мира, и бизнес развивается, город процветает.

Реконструируя «Малахит», вы не стали биться за четыре, пять звезд. Почему?

— А для кого? В Челябинск приезжают только командировочные, которые за день-два все дела решили — и быстрее в самолет. Им не нужны гостиницы «пять звезд». Хотя в «Малахите» сейчас новые конференц-залы, рестораны. Но главного — туристического потока — в городе нет. И строить при таком раскладе новые гостиницы, тем более уровня 4-5 звезд, нецелесообразно.

Я готов инвестировать в «Южный Урал», но должна быть идея. Открыть еще одну «пятерку»? При этой ситуации в городе, при том инвестиционном климате в регионе, которые есть сейчас, это не отобьется никогда!

Под саммиты экс-губернатор Борис Дубровский, который сейчас, как известно, «в отъезде», звонил и говорил: всё, есть инвестор, готовьтесь к продаже гостиницы! Речь шла о собственниках питерской сети отелей «Эрмитаж». Идея на самом деле для Челябинска, не богатого на культурные события, была отличная: отдать первые этажи, где высокие потолки, под картинную галерею, где будут выставляться картины из запасников музея. Обговорили цену, гостиницу опечатали, договорились даже с мелкими собственниками, которые тут существуют еще со времен экс-мэра Вячеслава Тарасова. А на выходе — ноль! Саммиты перенеслись, и «Эрмитаж», который планировал попасть под финансирование федеральной программы, в рамках которой уже открыл отели на Дальнем Востоке и в Казани, тоже пропал с радаров.

К слову, забавный факт: будучи как-то в Баден-Бадене, который находится недалеко от завода в Германии, я зашел в музей Фаберже, и местная смотрительница стала рассказывать, что в Челябинске «Эрмитаж» открыл гостиницу. Она мне это рассказывает, представляете?!

В реальности мы просто законсервировали здание и сейчас находимся на перепутье: то ли продать, то ли самим сделать реконструкцию. При этом цену я предложил хорошую.

Какую?

— В среднем по гостинице выходило 35 тыс. руб. за квадратный метр. Цена оптимальная, потому что площадь очень большая — десять тысяч квадратных метров, и у меня на самом деле не было желания на этой сделке нажиться. С учетом первых этажей выходило где-то 43 тысячи за метр. То есть это примерно те же деньги, за которые область выкупила здание под Областной суд. Так что цена известная, понятная.

Не было идеи переделать гостиницу, к примеру, под апартаменты?

— Можно не только апартаменты сделать, но и полноценные квартиры. Но кто купит?

Нет покупательской способности — выгляните в окно, сколько объявлений о продаже жилья! И они висят годами. Сейчас продаются только маленькие квартирки метражом в двадцать метров где-нибудь в спальном районе на окраине. А чтобы продать по нормальной цене квартиру в центре — большое счастье.

«Дефицита молока в Челябинске нет!» — Дмитрий Ерёмин, «Российское молоко» 2

Ресторанный бизнес — дань гурманству

Ресторан «Уральские пельмени», открытый более полувека назад, стал легендой ресторанного бизнеса и «визитной карточкой» Челябинска, обязательным пунктом для посещения в туристическом маршруте. В январе 2015 года открылась первая кулинария, где продаются более 40 видов пельменей и вареников, а также выпечка, горячие блюда и салаты.

Правда ли, что для вас ресторанный бизнес — самый любимый?

— Я в принципе не отношусь к ресторанам как к бизнесу. Я же сам гурман. В свое время в Челябинске было мало мест с приличной кухней, так что пришлось открыть свои рестораны. Тем более что я достаточно много езжу по миру, всегда интересуюсь местной кухней, люблю пробовать что-то новое. «Сицилия», как мне кажется, по-прежнему остается лучшим рестораном на Урале и может соперничать с любыми мировыми ресторанами с хорошей кухней. «Асаби» — тоже отличный проект в своем сегменте. «Цыплята табака», которые вот только заново открылись после реставрации, — самый старый ресторан в Челябинске, с 1895 работает! «Уральские пельмени» — тоже старожил, который обрел новую жизнь.

Отдельная тема – столовые. Это направление мы сейчас тоже развиваем. Поскольку Челябинск – город индустриальный, заводов очень много, и на базе «Уральских пельменей» была создана отдельная компания. Она занимается организацией питания на флагманских предприятиях — таких как «Конар», «Метран», Челябинский трубопрокатный завод. Для столовых отремонтировали помещения, сделали уютный дизайн, поставили современное оборудование — и сейчас там чисто, комфортно и очень вкусно.

Центральный рынок — тоже дань гурманству?

— Да. И это уже одна из челябинских достопримечательностей.

Если приехал знакомый в гости — покажете городской бор и Центральный рынок. Тем более что продукты там всегда очень качественные, а ассортимент, наверное, самый широкий в городе. Некоторые считают, что на рынке цены высокие, но это не так. К тому же рынок тем и хорош, что можно торговаться.

Насколько мне известно, там готовится к открытию второй павильон?

— Да, только формат будет другой, ближе к модному сейчас гастрономическому фудкорту. Это будет что-то типа рынка «Рамбла» в Барселоне, где можно попробовать хамон, анчоусы.

А окружающее пространство планируете менять?

—Территория маленькая, на этом пятачке тяжело что-то менять. Если только в воздухе висячие сады Семирамиды разбить.

Вы пришли в бизнес почти тридцать лет назад. В ближайшем окружении осталось много прежних соратников?

— Вы о ком-то конкретном спрашиваете?

Те люди, которые со мной начинали, так и работают. С некоторыми я вынужден был расстаться, и это далось нелегко. Но предприятие или развивается, или стагнирует. И если человек уже не следит за новыми трендами, показывает худшие результаты — приходится прощаться. Хотя я всегда до последнего тяну, надо обрывать раньше, а я снова и снова даю людям возможность реабилитироваться.

Не жалеете о завершении политической карьеры?

— Сегодня я вне политики. Хотя, возглавляя региональное отделение Ассоциации юристов России, постоянно нахожусь в тесном контакте с Государственной думой и другими административными органами. Я для себя эту историю окончательно не закрыл — возможно, когда-нибудь еще вернусь. Но пока, честно говоря, нет времени. 

Автор: Ульяна Бисерова
Система Orphus
Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter.
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.
Читайте лучшие публикации каждое утро. Подпишитесь на рассылку «Делового квартала».
Я даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности. Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.