Анна Воробьева: «Вызовы научили нас адаптироваться и становиться лучше»

Анна Воробьева: «Вызовы научили нас адаптироваться и становиться лучше»
Иллюстрация: Росбанк

Мы поговорили с Анной Воробьевой, управляющим директором Росбанк L’Hermitage Private Banking о принципах работы банка, доверительном управлении и альтернативных инвестициях.

Росбанк L’Hermitage Private Banking — это европейские традиции и надежность. Здесь культивируют особое отношение к клиенту и заботятся о его процветании, всегда взвешивают риски и поддерживают самые высокие международные стандарты финансовой экспертизы.

О том, как удается сохранять стабильность в условиях турбулентности, порталу chel.dk.ru рассказала управляющий директор Росбанк L’Hermitage Private Banking Анна Воробьева.

— Как в крайне нестабильные времена Росбанк L'Hermitage Private Banking обеспечивает покой и устойчивость своим клиентам, оставаясь для них надежным партнером?

— Ключевым моментом здесь является уровень стабильности банка. Росбанк на протяжении многих лет является одним из лидеров по целому ряду нормативных показателей.

В октябре Росбанк представил новый логотип и бренд-платформу, которые отражают те серьезные перемены, которые мы переживаем. Акцент сделан на имени «росбанк», сущность и ценности которого неизменны во все периоды истории бренда.  Вызовы научили нас антихрупкости - умению не просто держать удар, а адаптироваться и становиться лучше в ответ на трудности. Мы серьезно и ответственно относимся к доверенным нам капиталам, и клиенты ценят наши высокие стандарты работы и надежность банка. Мы не можем предугадать будущее, но мы уверены - чтобы его обеспечить, нужно уверенно действовать в настоящем, поэтому предлагаем клиентам эффективные решения.

Для сохранения устойчивости в условиях турбулентности любому клиенту крайне важно иметь стратегию управления собственными активами. Чтобы сформировать ее, мы уже на входе определяем риск-профиль клиента, выясняем, к чему человек готов. Нередко самые консервативные с виду клиенты на деле оказываются очень рисковыми людьми: все активы они вкладывают в свой бизнес, в котором чувствуют себя уверенно, однако чаще это большой риск. Поэтому важно определить однородность понятий, убедиться, что мы действительно говорим на одном риск-языке. Это стратегическая отправная точка, от которой строятся наши долгосрочные отношения с клиентом.

Мы не имеем цели продать услуги любой ценой клиенту,  придерживаемся международного стандарта в private-бизнесе. Наша цель — долгосрочное сотрудничество с клиентами, в идеале - это передача капитала от одного поколения к другому.

После определения риск-профиля мы начинаем построение сбалансированного портфеля. Это не набор случайных продуктов, когда клиент говорит: «Где ставка самая высокая, там мне и откройте вклад». Это не просто диверсификация, при которой денежные средства раскидываются по нескольким направлениями, потому что в одной корзине все яйца хранить нельзя.

Аллокация — вот что важно при построении сбалансированного портфеля. Это принцип, предполагающий, что одно событие, которое для ряда активов является негативным, обязательно для другого ряда активов будет являться позитивным или нейтральным. Мы создаем такой портфель, чтобы в случае турбулентности у нас обязательно был тот набор инструментов, который в данной ситуации, как минимум ,застрахует от падения, а как максимум — приведет к росту. Поэтому клиенты, которые работают с нами давно, достаточно спокойно пережили последние шесть месяцев.

— Пришлось ли в связи с последними событиями менять подходы к работе, принципы обслуживания?

— Особенностью private banking как раз является его постоянство в принципах работы.

За нашими плечами огромный, более чем 150-летний опыт группы Societe Generale, пережившей несколько кризисов. Это говорит о том, что есть резервные формы активов, есть сценарии поведения, которые в случае резких изменений помогают выдержать период турбулентности.

С марта мы буквально 24/7 работали с нашими клиентами, поскольку ситуация была эмоционально очень напряженная. Нам было важно сохранять тесный контакт, чтобы даже в случае отсутствия моментального ответа на вопрос человек понимал, какими путями мы этот ответ ищем, что мы делаем для того, чтобы сберечь активы, правильно переложить их, какие сценарии мы видим.

Кроме того, у клиентов была острая необходимость получать экспертное видение с учетом ретроспективного анализа аналогичных сценариев. Мы здесь тоже проводили огромную работу.

— В текущих условиях, когда все вокруг стремительно меняется, особенно актуальными становятся услуги доверительного управления и advisory. В чем их суть?

— Тема private — это экспертное управление капиталом. Есть две основные формы: advisory и доверительное управление. Чем они отличаются друг от друга?

Advisory (от английского advice, совет) — это консультативный формат ведения портфеля клиента, когда человек хочет быть активно вовлечен в управление своим портфелем, видеть предлагаемые экспертами альтернативы и самостоятельно выбирать путь. Такая форма подходит тем, кто готов погружаться в эту историю. Как правило, это люди-рантье, которые отошли от ведения бизнеса и испытывают потребность в активном управлении своим капиталом, также очень много наследников бизнеса используют данную форму, есть еще одна категория — люди очень занятые, но недоверчивые, которые хотят иметь близкий человеческий контакт, личную привязку к эксперту.

А вот доверительное управление — это уже история, когда клиент принимает решение отдать в управление определенный объем активов и получать отчеты о том, насколько эффективно он прирастает. Это не независимая от клиента история. На входе оговариваются все риски, направления и другие моменты. У нас, например, есть клиенты, которые по религиозным соображениям не допускают в портфеле облигации, потому что это одна из форм заимствования денег. То есть, вводные данные от  клиента учитываются при построении портфеля. Их, кстати, можно менять в любой момент работы. Такая мобильность — огромный плюс доверительного управления.

— Предлагаете ли вы сегодня какие-то нестандартные варианты для инвестиций? Если да, то расскажите о них подробнее.

—В классическом варианте в портфеле даже консервативного клиента должно быть как минимум 5-15% альтернативных инвестиций. Это инвестиция, движение которой не повторяет общее движение рынка, и мы активно предлагаем такие форматы. Например, вложения в металлы, не обязательно драгоценные. Менее редкие, но очень ценные инвестиции, с которыми мы работаем, — это инвестиции в вино. Классический пример невозобновляемого, очень ограниченного ресурса, который с течением времени становится только дороже.

Очень интересный и пока недооцененный, особенно в региональных, вид альтернативных инвестиций — это инвестиции в арт-объекты. Надо сказать, что за время пандемии мы наблюдали бум в сфере арт-инвестиций. К нашему удивлению, он был связан больше не с осознанием того, что инвестиции в искусство — это действительно вневременная тема. А с тем, что в ситуации, связанной с необходимостью соблюдать меры по самоизоляции, люди устали быть виртуально богатыми и захотели видеть вокруг себя атрибуты благосостояния.

Сейчас этот тренд все набирает обороты, и мы даже пошли по пути выставления части коллекций на территории наших private-отделений в Москве, Санкт-Петербурге и некоторых других городах — например, Екатеринбурге.

— Росбанк активно развивает digital-направление. В частности, вы внедряете искусственный интеллект в private banking. Как это работает?

— Искусственный интеллект сейчас присутствует во всех сферах деятельности, связанных с обслуживанием клиентов. В банках он применяется для выполнения целого ряда операционных действий: например, определяет, сколько купюр нужно загрузить в банкомат. Также его активно используют для обеспечения безопасности.

В private мы с помощью искусственного интеллекта делаем для клиента подборку новостей, прямо или косвенно влияющих на его активы. В огромном информационном потоке отследить все события, которые могут так или иначе отразиться на наших финансах, крайне сложно. Особенно людям занятым. Искусственный интеллект отслеживает новостной фон, формирует подборку с конкретным диагнозом: каким образом эта новость скажется на активах, которые есть у клиента.

Безусловно, очень скоро мы будем жить в мире глобальной автоматизации всех банковских процессов, и обычный розничный клиент вряд ли сможет общаться не с искусственным интеллектом. Private же будет до последнего с человеческим лицом. Это будет такой формат эксклюзивного уровня услуги, где есть и эмпатическое слушание, и какой-то эмоциональный фон, а не только финансовое консультирование.

Реклама

ПАО Росбанк

Pb3XmBtzt7YXu3GuYjt1oRwN142MAVNfFdvdVaW

https://www.private-banking.ru/

© ПАО РОСБАНК, Генеральная лицензия №2272 от 28.01.15

Самое читаемое
  • Из администрации Челябинска уволился ответственный за ремонт дорогИз администрации Челябинска уволился ответственный за ремонт дорог
  • В Челябинске представили план нового микрорайона на АМЗВ Челябинске представили план нового микрорайона на АМЗ
  • Ответственный за ремонт дорог в Челябинске задержан силовикамиОтветственный за ремонт дорог в Челябинске задержан силовиками
  • Владимир Маринович: «Сначала нанимают «вареных», потом удивляются, что они не «летают»Владимир Маринович: «Сначала нанимают «вареных», потом удивляются, что они не «летают»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.