Подписаться
Курс ЦБ на 28.01
78,94
88,46

«Самая важная миссия родителей — быть кошельком на ножках»

«Самая важная миссия родителей — быть кошельком на ножках»
Иллюстрация: Алена Владимирская / Facebook

Как помочь ребёнку понять свои сильные стороны, выбрать профессию и вуз? Рассказывает топовый российский хэдхантер, автор проектов «Лаборатория карьеры» и «Антирабство» Алёна Владимирская.

Алена Владимирская, автор проектов «Лаборатория карьеры» и «Антирабство»:

«С чего начать? С себя»

— Единственные, кто несёт ответственность за будущее ребёнка — это родители. Школа, по большей части, очень отстала от реального мира, и если она пытается как-то помочь в профориентации, то вам круто повезло. Но всё-таки должны этим заниматься в первую очередь родители. 

Надо честно с самим собой поговорить. Сесть перед зеркалом и сказать: «Прекрати вымещать свои комплексы, хотелки и всё своё незнание мира на ребёнке!» Самое страшное — это когда в зрелом возрасте человек приходит к родителям и говорит: «Вы мне жизнь сломали, отправив на эту работу».

Ключевая проблема: мир очень сильно изменился. Нужно спросить себя, во-первых, какого будущего вы хотите для своего ребёнка, а во-вторых — насколько ваши советы адекватны реальности? Я не верю в отдалённые прогнозы, но в горизонте пяти-десяти лет понимаю стратегию развития крупных компаний.

Классическая ситуация: «Какие тебе игры, и так играешь сутками, что за дурость? Учил бы математику, потом станешь экономистом». Внимание, дорогие родители: переизбыток экономистов уже такой, что выпускник в регионах не может работу найти по три-четыре месяца и выходит на зарплату в среднем 15-20 тысяч рублей.

У тех, кто выбрал сферу компьютерных игр — а это и программирование, и дизайн, и выстраивание комьюнити, что угодно, — нет никаких проблем с поиском работы, потому что дефицит на рынке сейчас 50-60%. И первая зарплата здесь в среднем будет уже 30-40 тыс. для регионов.

Когда родители говорят, что игры — это не профессия, я им хочу сказать, что это действительно не профессия: это уже огромная индустрия со множеством отраслей и востребованных, высокооплачиваемых профессий.

Если ребёнок смотрит на красивую жизнь блогеров и хочет так же — окей, не надо обесценивать, надо объяснить, как это работает. За каждым блогером-миллионником стоит целая профессиональная команда. Пока нет возможности самому набрать такую — учись одной из их профессий, пройди курсы, допустим, smm, видеомонтажа, режиссуры и так далее. Что-то из этого может «зацепить».

Любое желание можно разложить на линейку профессий, просто надо иметь о сегодняшнем бизнесе хоть какое-то представление. Только когда вы сами поняли, что к чему, стоит подходить с советами к детям.

У родителей есть три агрегатных состояния с точки зрения профориентации ребенка. Где-то до 12-14 лет, возраста протеста, главная задача родителя — показать ребёнку всё многообразие мира. Не навяливать свою модель, и тем более свою профессию, своё дело. Нужно, чтобы он успел понять саму свою суть, основу: какой он, чем ему хочется заниматься.

Есть нюанс: как правило, нам хочется заниматься тем, что получается, это чаще всего вызывает положительные эмоции. Поэтому очень важно показать, дать попробовать как можно больше всего. Важно насмотреться, если ребёнок пробует что-то и бросает, — это очень хорошо, только так он сможет понять, кто он и чего действительно хочет.

На что ещё обратить внимание? Очень важно формировать структурное мышление, чтобы в этом возрастающем хаосе мира, огромном потоке информации он умел вычленять нужное. Учить отделять фейки, потому что структуру надо базировать на фактах, и если ты не научишься определять ложную информацию — вся структура будет бесполезной.

Конечно, очень хорошо бы знать английский, потому что без него воронка очень сильно сужается. Сейчас многим профессионалам только язык мешает сделать международную карьеру.

10 лет назад мне самой казалось, что нужен ещё китайский, но китайцы оказались гораздо адаптивнее, чем мы. Кому надо было — выучили английский и даже русский.

Года два занятий с хорошим репетитором дадут необходимый уровень для трудоустройства почти куда угодно, не обязательно заниматься с носителем языка. Школьного английского, конечно, не хватит ни на что.
Мотивировать учить язык может тот же самый блог: русскоязычная аудитория TikTok или Instagram крошечная по сравнению с англоязычной, и с английским ты имеешь гораздо больше шансов привлечь внимание.

«Признайте право ребёнка на ошибку»

К 12-14 годам уже легко понять, к чему у ребенка есть интерес, и если он не сиюминутный, а чем-то подкреплен, здесь уже стоит аккумулировать желание чем-то заниматься в профессию. Здесь нужен взрослый авторитетный человек именно из этого мира, профи с горящими глазами. Если вы такого человека нашли, — зачастую это бывает где-то в платном кружке или секции, — то осталась последняя, самая важная родительская миссия: быть кошельком на ножках. 

Несмотря на большое количество всего бесплатного, чтобы поступить в хороший вуз, нужны репетиторы, а это немалые деньги. Вторая важная вещь — нужно быть для ребёнка крепостью. Если что-то не получилось — поддержать, а не осуждать.

Я много консультирую топ-менеджеров после сорока, которые изначально пошли не туда, куда хотелось. Неважно даже, по какой причине. Они поступили, работали, добились какого-то успеха. Но к 40-45 годам, если человек делает не то, что любит, его обязательно кто-то обгонит, потому что он работает уже через силу. И вот их обгоняют, чаще всего увольняют, а оказаться ненужным в таком возрасте уже очень тяжело. Поэтому подросток должен сразу понимать, что у него есть право на ошибку.

В школе родитель должен стать ребёнку другом, особенно когда происходит какая-то ересь. Это и в младших классах, когда за вечер надо составить поделку из сосновых шишек, и в старших, когда начинается истерия ЕГЭ, вал заданий.

Оценки могут говорить о разном. Если ребёнок троечник, потому что не вытягивает — это жирный знак вопроса: на своём ли он месте, нужно ли ему именно это. Если в школе интересно что-то конкретное, а тройки по всем как бы сторонним предметам — это нормально. Самая ужасная вещь — если он троечник, потому что просто ленив. Из-за лени вся его жизнь пойдёт наперекосяк.

Мне нравится западный подход, когда подростку заранее говорят, что в будущем ему будет предоставлен некий стартовый капитал. Оплаченное образование, жильё, в идеале, а дальше — с моей поддержкой, разумеется, если она будет нужна — живи сам. Это сразу отрезвляет.

Лень появляется из-за того, что не страшно, расслабленно. Если у него есть всё, да ещё и с горкой — конечно, все хотелки давно сбылись. Но как своих детей воспитывают самые успешные топ-менеджеры? Их рано отправляют учиться за рубеж, рано вовлекают в дело, ограничивают покупки. У них высочайший уровень жизни, но очень мало карманных денег. Поэтому из них не вырастают богатые бездельники, которым ничего в жизни не надо.

А если вы первые 15 лет просто откупались от ребёнка, то получите ворох проблем.

Конечно, в подростковом возрасте иногда очень сложно общаться, не говоря уже о том, чтобы дружить, но это неотъемлемая часть сепарации.

«Высшее образование даёт то, что важнее знаний»

В выпускных классах наступает время выбирать, где учиться. Я всячески защищаю высшее образование и университеты, которые за последние годы стало модно обесценивать. Да, знания, которые дают в вузах, часто неадекватны текущему состоянию, они быстро устаревают, но высшее образование даёт то, что важнее знаний.

Во-первых, годы получения образования — это отсрочка решения по своей конечной траектории, время повзрослеть и окончательно определиться с карьерным путем. Я рекомендую поступать в большие вузы с широкой специализацией, потому что там гораздо больше возможностей для безболезненного перехода между направлениями.

Во-вторых, университет даёт нетворк, связи, которые помогают расти всю жизнь. У нас это работает так же, как на Западе: у выпускников одного вуза есть общие воспоминания, они говорят на одном языке, это играет большую роль.

В-третьих, у крутых вузов всегда есть кафедры или специализации, связанные с крупными компаниями, и выпускник никогда не окажется в замкнутом круге поиска работы, когда без опыта не берут, а взять этот самый опыт просто негде. Там уже в процессе учёбы компании приглашают студентов пройти стажировку, написать научную работу на базе их проектов. После выпуска им уже есть что показать в качестве опыта работы. К тому же там преподают практики бизнеса, и они заинтересованы набирать умненьких молодых специалистов «на ходу».

Главное — поступить в действительно хороший вуз, который всё это может дать. Здесь должна работать такая же логика, как с отдыхом на море: лучше самый дешёвый номер в «пятёрке», чем самый дорогой в «тройке». Лучше выбрать в крутом вузе самую доступную специальность, где поменьше конкурс, чем крутую специальность в плохом вузе.

Не надо бояться того, что ваш ребёнок будет учиться бок о бок с «золотой молодёжью». Да, всегда было социальное неравенство. Когда-то и на меня, девочку из Вологды, моя группа в МГУ смотрела свысока. Да, надо к этому ребенка готовить, но сейчас стало легче: появились и другие ценности, стали доступнее многие вещи.

Не обязательно учиться в столицах. Но в регионах дела обстоят очень-по разному: всё зависит властей и от того, как они работают с образованием. Есть Казань, Сибирь, где может быть даже круче, чем в Москве. Какие-то другие города вдруг «выстреливают», а в остальных всё очень тяжело.  

В высшее онлайн-образование я не верю, хотя сейчас всё равно так или иначе приходится пользоваться дистантом. Но в этом формате теряется нетворк, то самое живое общение, которое впоследствии помогает трудоустроиться.

Я верю в дистант для прокачки конкретного навыка с помощью краткосрочного, понятного курса. Здесь правило: из множества программ выбирать ту, которую читает реальный эксперт, а не сбитый лётчик или непонятный дядька.

Мне нравится Coursera: там много бесплатного, много контента, который в другом виде нигде не найти.

«Умение что-то делать руками дико востребовано»

Практические специальности — это другая история, но тоже прекрасная. Сам ребёнок такие склонности понимает, как правило, довольно рано. И тут не надо отговаривать, ни в коем случае, в духе: «Что ж супы варить всю жизнь, вот лучше иди на маркетолога, будешь в офис ходить в красивых платьях». И будет девочка ходить в этот офис, но с маленькой зарплатой и высокой вероятностью увольнения.

Техническое образование в нашей стране восстанавливается только последние несколько лет, поэтому спрос очень большой. Токарь высшего разряда в Москве получает 400 тысяч в месяц, и замены ему не найдёшь. С другой стороны, рядовые «винтики» пока востребованы, но уже через несколько лет ни на каком заводе такое огромное количество людей будет не нужно, автоматизировать производство окажется дешевле.

Всегда будут в цене суперпрофессионалы: супер-токарь, супер-слесарь и так далее. Хороший повар, хорошая медсестра не будут испытывать никаких проблем с трудоустройством.

«Вышка» может быть и для таких профессий нелишней, но не сразу. Когда есть профобразование и человек уже какое-то время поработал, он сам понимает, что именно ему нужно для того, чтобы подняться на самый высокий уровень мастерства.

«На наших учёных охотится весь мир»

Я знаю молодых людей, которые блестяще закончили учебные заведения в Европе или Америке, вернулись в нашу страну и угасли. Если ребёнок учится за рубежом, то у него формируется другая система ценностей, другой взгляд. Возвращаться в Россию и работать здесь будет для него сложно, мы всё-таки очень специфические.

С другой стороны, если цель — построить международную карьеру, остаться за границей, то это большой плюс. Полезно и какое-то ограниченное время там поучиться. В наших вузах до пандемии работала программа обмена с европейскими, американскими, азиатскими вузами, стоила вменяемых денег, но у нас пользовались только 40% её возможностей.

Самые востребованные за рубежом российские специалисты — программисты, учёные, врачи и пилоты. На всём остальном лежит так называемое «проклятие кириллицы», поэтому хорошее знание языка — это главное. Российское образование для международной карьеры — не преграда, иногда даже наоборот.

Например: с наукой в России всё очень плохо, научный струдник получает что-то в районе 12-15 тысяч. Зато у нас очень хорошая научная школа, поэтому ребят хантят за рубеж чуть ли не с первого курса. Оставаться работать в науке здесь — совершенное подвижничество, поэтому, если ребёнку интересна наука — обязательно учите английский, поступайте в крутой вуз и будьте готовы к тому, что ваш сын или ваша дочь будут жить не в России. 

Материал подготовлен на основе интервью Алёны Владимирской порталу Pravmir.ru.

Самое читаемое
  • Вайнштейн и Крикун взяли под контроль панельное строительство в Челябинской областиВайнштейн и Крикун взяли под контроль панельное строительство в Челябинской области
  • Три товарища купили бар на Алом Поле за 1,6 млн рублейТри товарища купили бар на Алом Поле за 1,6 млн рублей
  • В центре Челябинска за 250 млн рублей продают офис обанкротившегося банкаВ центре Челябинска за 250 млн рублей продают офис обанкротившегося банка
  • РМК к 2025 году построит «Новый Карабаш»РМК к 2025 году построит «Новый Карабаш»
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.