Подписаться
Курс ЦБ на 03.08
73,01
86,77

Как спокойно сдать ЕГЭ и поступить в топовый столичный вуз: взгляд репетитора со стажем

Как спокойно сдать ЕГЭ и поступить в топовый столичный вуз: взгляд репетитора со стажем
Иллюстрация: Из личного архива Оксаны Ласковской

«Коррупция, которая начиналась от учителя в школе и доходила по цепочке до ректората вузов, если и не стопроцентно закрыта, то это уже не тот масштаб, что еще 10-15 лет назад. И да, это заслуга ЕГЭ».

О живучих мифах вокруг ЕГЭ, обрушившемся статусе учителя и обострении поколенческих конфликтов в интервью DK.RU рассказала Оксана Ласковская, репетитор по русскому языку и литературе, которая уже 14 преподавательских сезонов готовит старших школьников к предметным олимпиадам и поступлению в топовые вузы Москвы и Санкт-Петербурга. 

«ЕГЭ — это не страшная Баба Яга, как любят пугать, а нормальная проверка знаний»

Поначалу у Оксаны Ласковской, как и у многих педагогов, было настороженное отношение к единому госэкзамену. Но, поразмыслив и прислушавшись к мнению экспертов, она поняла — у ЕГЭ есть неоспоримые плюсы.  

К ЕГЭ у вас есть претензии, или это мудро и правильно сконструированная вещь?

— Не скажу, что это прямо-таки мудро, но система в целом хороша. И сейчас я слышу, как с грохотом падают в обморок и учителя, и родители, о да!

Частенько, кстати, приходится слышать, что репетиторы хвалят ЕГЭ, потому что наживаются на подготовке к экзаменам. Старая КВНовская шутка про «пчелы против меда». Здесь ответ один: я «наживаться» могу на чем угодно, я специалист высокого уровня и широкого профиля. Отменят завтра ЕГЭ — останется большой поток олимпиадников, сконцентрируюсь на одаренных детях. Если что, господа, билингвы платят лучше, причем часто в твердой валюте, и этот рынок по миру огромен, так что кто хочет наживы, имейте в виду. К тому же, ЕГЭ на время, а великая русская культура — навсегда, учитесь считать.

А если серьезно, то я и сама долгое время полагала, что система — дурная, порочная и ведет к деградации и падению уровня образования.

А передумала, когда под постом одной френдессы фейсбучной у меня случился спор с ныне покойным Ильей Сегаловичем, одним из сооснователей «Яндекса». Он там мне написал: «Вы что — правда не видите, как это выравнивает шансы детей?». Я тогда знала о нем, что они с женой к тому времени воспитали чуть ли не 20 детей! Это явно было мнение совсем не глупого человека. Я стала присматриваться, размышлять, глубоко изучать аргументы pro et contra, и да — тоже пришла к выводу, что система справедлива. И регионам сильно упростила жизнь. В конце концов, я же тоже «понаехала» в Москву учиться и все это проходила.

Достаточно вспомнить, как родители с учителями на родительском собрании открыто проговаривали, что надо всем выпускникам для экзамена купить ручки с одинаковым стержнем и еще запас — учителю, чтобы он, пока стопку тетрадей несет, успел хоть вполглаза пробежать написанное и пропущенную запятушку поставить. За несколько месяцев до экзаменов начиналось брожение: как узнать темы сочинений, кто будет проверять, куда занести подарки. И чем дальше от столиц в регионы, тем больше нарастал этот ком. Коррупционное поле было — колоссальное.

А сейчас все это звучит, как легенды и байки. Когда я рассказываю об этом современным школьникам, у них делаются квадратные глаза: «А что, так можно было?». Они спрашивают меня, не придумываю ли я, зайки мои! Не только «можно было», а так и было, причем повсеместно.

Вот эта коррупционная, огромная на самом деле история, которая начиналась от учителя в школе и доходила по цепочке до ректората некоторых вузов, если и не стопроцентно закрыта, то это при любом раскладе уже совершенно не тот масштаб, который был еще 10-15 лет назад. И да, это заслуга ЕГЭ.

А в случае ЕГЭ, вы считаете, можно быть совершенно уверенным в объективности оценки?

— Это вообще очень важно: даже если в школе к ребенку относятся необъективно, занижают оценки, есть конфликты с учителями или что-то еще, то благодаря ЕГЭ он из этой ситуации будет выведен. Программа экзаменов по всей стране совершенно одинакова и выложена в открытый доступ — например, для экзамена по литературе заранее озвучен список произведений, критерии оценки тоже известны и понятны, все проверяется по одним и тем же таблицам. Все работы проверяются анонимно: есть скан, есть баллы — сопоставляем, смотрим, если с чем-то не согласны — идем на апелляцию. Ваш ребенок постоянно слышит в школе: «Ты выше тройки не прыгнешь»? Скажите ему не слушать — на экзамене он покажет, что он знает на самом деле и каковы его реальные баллы. На что выучит — то и получит, и никакая Мариванна или Васильпетрович этому не помешают.

А как же возмущения, что, допустим, сочинения нельзя оценивать вот так, механически?

— Да, постоянно раздается этот вопль: «Литература!.. Это же абстрактный предмет! Как там может быть унифицированная система баллов?» Я считаю подобные заявления злым наветом, назовем это так. Литературоведение, как ни странно, довольно точная наука, потому что имеет дело со словом. И на экзамене проверяется как раз именно умение это самое слово прочитать, понять и интерпретировать, показав при этом владение понятийным аппаратом и начитанность. Результаты экзамена по литературе учитываются при поступлении на все специальности гуманитарного и творческого профиля.

Я много раз слышала странные заявления в духе: «зачем литература дизайнеру?» Что на это можно ответить? Если кто-то считает, что дизайнер может обойтись и без этого, бог ему судья, как говорится. Литература нужна всем: и медийщику, и журналисту, и искусствоведу, и режиссеру, и сценаристу, и актеру. А то потом сами же возмущаются: «посмотрите, какие актеры тупые! Познер спросил Данилу Козловского про героя нашего времени, а он и ответить ничего не смог!» Какой ужас!

ЕГЭ действительно облегчил поступление или нет?

— Важно еще вот что понимать: все сложные предметы (физика, химия, обществознание, литература, история) — это всегда экзамены по выбору. И если человек собирается поступать в вуз, где это станет его специализацией, он обязан знать предмет на должном уровне, который, отмечу, вовсе не запредельный.

Раньше разрыв между тем, что было в последнем классе школы, и первым курсом в вузе был огромным, и ЕГЭ эту пропасть заметно сократил. Это одновременно и выпускной, и вступительный экзамен. Одинаково по всей стране, а не в духе «у каждого урода своя метода, поди разбери». Когда я поступала в вуз, приходилось учить все так и в таких концепциях, которые хотел сам вуз, и только. Выучив все по книжкам из МГУ, уверенно поступить в СПбГУ было нельзя, например — «не те концепции излагаете».

И еще: вспомните, как это было устроено. Когда ты проходил мясорубку со школьными выпускными экзаменами, начиналась эпопея со вступительными в вуз. Было огромное число барьеров, даже я в свое время, поступая на гуманитарный факультет со льготами по олимпиадам и прочим вещам, этого хлебнула с лихвой. У каждого вуза были свои методички, рекомендованные учебники и пособия, которые от школьного курса отделяла пропасть. Помню, как с замиранием сердца подходишь к стенду, где были выставлены оценки за сочинение, и ведешь пальцем: «Два-два-два-два-два-два-два-два…. О, «тройка»!» Я получила первую в своей жизни «тройку» за сочинение и была страшно рада: это значило, что меня не срезали на первом же экзамене.

И сколько вузов пытаешься осилить, столько раз через сито экзаменов снова придется проходить. Заново! Каждый раз новый экзамен! Неудивительно, что абитуриент был зеленый, прозрачный и от ветра качался.

Сейчас, если бы я поступала с результатом ЕГЭ, я была бы безмерно счастлива. Да, выпускники приходят писать экзамен в специальные пункты сдачи, но это — в своем городе, не приходится тратить последние деньги, чтобы ехать в Москву поступать. ЕГЭ позволяет поступить в любой вуз, который ты осилишь по количеству баллов. Сдал, разослал копии документов — сиди жди. Да это рай!

В адрес ЕГЭ частенько звучат обвинения в том, что он уж слишком усредненный, что у одаренных детей нет возможности проявить свои знания в полной мере. Это справедливое обвинение?

— Действительно, даже у олимпиадников нередко возникают трудности со сдачей ЕГЭ, потому что это очень разные, далеко отстоящие друг от друга вещи.

Но единый государственный экзамен, который одновременно является и выпускным из школы, и вступительным в вуз, не может не иметь четких стандартов. Во всех вузах есть дополнительные испытания при поступлении — вот там и стоит явить всего себя, прекрасного и талантливого, миру. Опять же, есть олимпиады, всевозможные конкурсы и прочее, очень большой список всего дополнительно от ГТО до волонтерства и творческих смотров. Набранное портфолио может добавить еще +10 баллов к общей сумме.

Так что ЕГЭ — это не страшная Баба Яга, как любят пугать, а нормальная, стандартизированная проверка знаний. Огрехов, конечно, в ней тоже немало. Но это гораздо более справедливая система, чем все, что было до этого. Доступность хороших вузов для талантливых детей из регионов возросла в разы!

Но ведь и недостатки есть?

— Есть, конечно. «Окна коррупции», мне кажется, не удалось закрыть полностью, хотя огромных сливов накануне экзамена уже нет. Зато вокруг очень много мошенников, которые пользуются старой памятью о том, как 10-15 лет назад, когда все только начиналось, система была дырявой — были и сливы, и воровство, и попытки достать варианты через родственника-фсбэшника. Был случай, когда прямо накануне экзамена все слили во «ВКонтакте» — был огромный скандал, увольнения и посадки.

Наш нынешний министр образования вообще-то на этом карьеру сделал, и, если приглядеться к истории его восхождения, станет очевидно: для него это не вопрос рабочего соответствия, а вещь из разряда «дело всей жизни». На самом деле последняя громкая утечка была еще в 2013 году, и с тех пор все вентили перекрыли.

В моей практике была история, когда родитель при неплохих погонах просто «поспрашивал на работе» пару лет назад. Ничего не добыл, кроме проблем на свою голову: бдительные коллеги стали присматриваться, не завелся ли в их доблестных рядах коррупционер, это ж если что готовая «палка» им в отчетность по борьбе! Не знаю, как закончилась эта история, но в любом случае не советую пробовать. Себе дороже. Выучить гораздо проще.

Никто, конечно, при существующем в стране уровне коррупции не может поручиться, что абсолютно все лазейки перекрыты, но массового слива, когда мы бы проснулись утром и увидели, что во всех телеграм-каналах выложены верные варианты ЕГЭ, — этого точно не будет. Хотя каждый год мошенники, которые хотят нагреть руки, разворачивают активную кампанию: подпишись, скинь деньги и все прочее. Надо отдать должное, этих деятелей достаточно быстро находят и прикрывают на любой платформе.

Какие еще мифы витают вокруг ЕГЭ?

— Удивительно, но до сих пор некоторые думают: «наймем учителя, дадим наушник, Вася будет читать задание, а Марьиванна в подсобке — диктовать ответ». Это тоже не работает. В пунктах сдачи экзаменов на входе всех проверяют, и не только все смартфоны отправляются в специальную коробку, но и часы, крупные украшения и все остальное. Установлены камеры наблюдения. В туалет можно выйти только в сопровождении. С одной стороны, это, конечно, заставляет понервничать. Но это правильный контроль, все в равных условиях, все честно. Надо сказать, многие дети вообще на эти вещи смотрят с позиции справедливости — они согласны с тем, что проверка должна быть одинаковой и честной. Я постоянно своих учу: нормально выучишь — нормально сдашь.

Еще один живучий миф про ЕГЭ — «не сдашь». Как можно прямо вот не сдать? Это надо вообще никогда в школу не ходить, ничего не читать, не учить и в бункере сидеть. Вот тогда действительно есть шанс завалить абсолютно все. Такие дети, конечно, по стране есть, но, если посмотреть статистику, это очень маленькая цифра. Так что сдадут все. Вопрос лишь в том — как. А чтобы сдать хорошо, надо стараться и упорно учиться.

У нас характеристика «прилежный ученик» — это что-то из ругательного лексикона. А это вообще-то комплимент. У многих, кстати, проскакивает такое: «Я до десятого класса вообще учебой не занимался, а потом понял: школа заканчивается, пора задуматься о будущем — и взялся за ум». Я называю эту ситуацию «раздолбай одумался», и в принципе российская школа такие фортели вполне позволяет.

А, скажем, в Израиле или Германии — не особо: система образования там выстроена так, что если ты хочешь учиться в хорошей школе, получить престижную специальность и устроиться на хорошо  оплачиваемую работу или сделать имя в науке, то ты должен трудиться с детства, хорошо сдавать все промежуточные экзамены, а не только выпускной. И дети тем самым мотивированы на учебу. А у нас, когда пытаются придумать что-то подобное, сразу же поднимается страшный вой — бедных деточек контрольными умучают! Но контроль знаний — это нормально, и он должен быть систематическим.

Полагаю, что одна из главных претензий родителей к ЕГЭ связана с тем, что обстановка вокруг слишком нервозная, и ребенок от сильного стресса забывает все напрочь. Это так?

— Да, слишком все это невротизировано, не мешало бы сгладить эмоциональный фон. Спокойнее надо быть, граждане. И относиться ко всему здраво.

Самый плохой момент, который может случиться с ребенком, если все пойдет совсем не так, — это то, что мальчика в армию заберут. Почему «плохое» и «армия» стоят рядом — это, опять же, отдельный разговор. Но в остальном никакой трагедии нет. Ну, не сдал экзамен так, как хотел, что ж — доучил, пересдал на следующий год и поступил, куда собирался. Я таких историй знаю немало, у меня каждый год есть такие дети в практике, никакой трагедии.

Видимо, этот страх родителей — наследие советского мышления: одна профессия на всю жизнь, один университет на всю жизнь, сразу после школы никуда не поступишь — в дворники пойдешь. Эти мифы давно уже должны уйти в небытие вместе с миром, который их породил. Молодежь сегодня играючи осваивает новые специальности в совершенно разных сферах и так же легко их меняет, и это не драма и не событие с большой буквы С. Это нормальный процесс, не трагедия и не подвиг.

То есть вы бы вообще ничего в ЕГЭ менять не стали?

— Главный недостаток ЕГЭ, как мне кажется, в том, что не публикуются варианты, которые были на экзамене. И это лишает возможности узнать, действительно ли ребенок допустил ошибку, или он просто невнимательно прочитал задание, или, может быть, задание было составлено некорректно. Многие переживают, что что-то не распозналось, буква е не прочиталась и это ушло в ошибку — вот эти вещи как раз подлежат технической апелляции. Но где взять для нее основания и доказательную базу, если самих материалов экзамена нет?  Мы получаем только то, что проверяется экспертами от руки, но это как раз не проблема: если ребенок помнит хотя бы пару предложений, найти оригинал текста в сети не составляет труда. С такими апелляциями я постоянно имею дело.

В прошлом году мы с детьми подавали четыре апелляции по литературе и восемь — по русскому языку. Все хорошие. Плохой апелляцией я считаю нулевой результат, когда нам ничего не прибавили. А то по этой части тоже придумывают страшилки: мол, пойдешь на апелляцию — еще баллы поснимают. Каждый год ходим, ни разу еще в минус не ушли. Причем благодаря пандемии теперь это тоже можно сделать дистанционно — еще один плюс во всей этой ситуации.

То есть риск, что в самих заданиях теста содержатся ошибки, вполне реален?

— Увы, я считаю, что есть. Не все задания, скажем так, хороши. Например, в экзамене по русскому мы имеем дело с заданием №9, в котором раньше нужно было вставить пропущенные буквы, а теперь нужно найти ряд, где, к примеру, все слова — с чередующимися гласными в корне, все буквы стоят. Это бессмысленное задание, потому что практическую грамотность оно не проверяет. Дети теряются. А там буквоедство высшего сорта — например, взять в ответ «все слова, в которых содержится проверяемая гласная». То есть три слога в корне, один проверяется, два нет, но слово берем! Вам уже стало дурно? То-то же.

Еще один важный момент — год от года рекомендованные сборники заданий по подготовке к экзамену содержат ошибки. И в этом году количество ошибок — просто возмутительное. Этот сборник стоит в Москве 550 руб. в среднем, а в регионах — от семисот. То есть ты платишь 700 руб. за пачку макулатуры, рекомендованной Федеральным институтом педагогического образования, и там ошибки! Как это прокомментировать, где найти слова?

Все подобные случаи вызывают бурю, и дело не в том, что допущены какие-то фатальные ошибки, а в том, что они есть. Полная засекреченность всего и вся допускает крамольную мысль, что если в сборнике были ошибки, то они могли быть и в экзаменационных заданиях, раз составители — те же самые люди. Они, конечно, клянутся и божатся, бьют себя пяткой в грудь, что «все просчитано до муллиметра». Но даже с моей почти патологической склонностью не наводить панику на ровном месте и принципом crede experto, как избавиться от червячка сомнения? И сколько бы на эту тему ни писали профильные блогеры, журналисты, ни высказывалось само учительское сообщество, ничего в этом плане не меняется.

Экзамен должен стать прозрачнее: да, до «Дня Х» все должно быть строго засекречено, загорожено по всем фронтам — ни взломать, ни купить, ни добыть через знакомых в погонах должно быть нельзя. Это совершенно правильно. Но когда экзамен прошел, все должно быть открыто. Потому что иначе получается, что нет общественного контроля, да никакого вообще контроля нет.

И вот это ощущение в случае чего несправедливо поставленной оценки и невозможности доказать свою правоту — в подростковом возрасте это крайне важно. Да и в любом возрасте важно.

Как спокойно сдать ЕГЭ и поступить в топовый столичный вуз: взгляд репетитора со стажем 1

«Учитель сегодня принижен и измордован насмерть»

По мнению Оксаны Ласковской, сегодняшнее катастрофическое обесценивание роли и статуса школьного учителя еще аукнется, как это уже случилось во время пандемии, когда вдруг обнаружился острый дефицит медиков.

А вам хотелось бы что-то изменить в школьной программе по литературе?

— С ней как раз все не так уж плохо. Конечно, можно было бы реформировать какие-то вещи и сделать больший упор на современную литературу и прочее, но сразу же закономерно встает вопрос: а что же тогда выбросить? И выкинуть всегда категорически нечего. Например, постоянно звучат призывы вычеркнуть из программы объемные и тяжелые «Войну и мир» и «Тихий Дон», потому что дети не справляются. Я бы оставила все. И даже что-то еще добавила, ну или заменила. Мне кажется, к примеру, что без «Анны Карениной» Толстой выглядит неполным.

Все-таки это наши культурные коды, с которыми мы растем, взрослеем, формируемся. Сейчас много говорится о том, что у нас программа по литературе — не такая, как на Западе, все давно устарело. У нас любят вообще по всему, чего ни коснись, на Запад кивать, но это тот самый случай, когда я почвенник, какого еще поискать (очень тянет вставить с десяток цитат из Грибоедова). Поэтому я бы все-таки упирала не на вычеркивания, а на профиль, который как раз должен давать возможность изучать то, что нравится, без ограничения по учебным часам и без принуждения. А пока профильные классы, особенно в регионах, частенько просто фикция.

В системе среднего образования много проблем, структурных дыр, и школьная программа — на самом деле наименьшая из их числа. А главная беда — это то, что учителя в школе учат по остаточному принципу, в свободное время, которое осталось от всех остальных дел. Например, от переписывания до ночи дикого количества бумажек со словом «обучающийся» вместо «ученик». Это, понятное дело, проецируется и на детей, и на родителей, и на весь образовательный процесс. Если ты каждый день до десяти вечера долбаешься с подобной галиматьей, когда тебе быть интересным, вдохновенным, когда самому чему-то новому учиться? Ты пришел домой — и просто упал вниз лицом. А если еще есть своя семья, дети, которые тоже требуют внимания…

Не школьная программа, не подготовка к ЕГЭ, а вся система школьного образования выстроена так, что учитель измордован насмерть. За последние пять лет почти все вдохновенные, интересные учителя, которых я знала, из школы так или иначе ушли. Либо прямо так и говорят: «Бросить бы все к чертовой матери, да детей жалко, только это и держит». Но это так себе мотивация, прямо скажем. Ведь есть куча расхожих шуток про то, что вполне можно работать учителем в школе, когда у тебя есть богатый муж, который оплачивает это хобби. «Смешно» равно «грустно», потому что это отражает печальные реалии действительности.

Поэтому такой страшный дефицит кадров?

— Редкий человек остается в системе и при этом не является этой самой системой съеденным, сломанным, истерзанным. Я знаю случаи, когда молодые учителя, которые приходили в школу действительно заряженными, пытались выработать какие-то новые форматы, вести парные уроки, придумать разные интересные вещи, выгорали буквально за полгода. Потому что приходила, например, проверка и выдавала предписание, что они занимаются не тем и не так. Есть и бесконечные новые ФГОСы, и безумные придумки, которые только на словах призваны жизнь улучшить, а на самом деле оборачиваются только пустой бумажной волокитой.

Да и в общественном мнении учитель сегодня низведен до уровня безропотного, презираемого, бессловесного существа. Были забавные случаи, когда люди, не знающие о том, что я ни к одной из школ отношения не имею и никакими обязательствами с системой не связана, видели в соцсетях какие-то, по их мнению, слишком смелые мои посты и писали в личку: «Оксана, а вы не боитесь, что вас уволят?».

Ведь всем известны регулярно возникающие истории о том, как учительницу с позором выгнали из школы за то, что она разместила на личной странице в соцсети фотографию в купальнике. И это еще не дай бог обозначить какую-то гражданскую позицию! Так что Дмитрий Анатольевич Медведев, подаривший чудесное крылатое выражение: «Не нравится зарплата учителя — идите в бизнес», поставил здесь жирную точку над i. Выразил отношение государства к школе и учителям.

Мне бы очень хотелось, чтобы профессия учителя была уважаемой, престижной, чтобы к нему относились не свысока, чтобы видели в нем человека, который реализует высокое призвание, имеет волю, силу, вдохновение, ум и хорошее образование.

В школах давно огромный кадровый голод. И даже я, которая всегда предельно четко и однозначно обозначала, что меня не интересует работа в школе ни с какой стороны, регулярно получаю предложения: «У нас хорошо, и если взять нагрузку в сто миллионов классных часов, даже будет вполне приличная зарплата». И это еще аукнется, как с нехваткой медиков во время пандемии.

Государство сегодня ставит учителя в позицию «ты — никто, тварь бессловесная», заставляя устраивать вбросы на выборах. И даже если ты лично не сидишь в комиссии, которая занимается вбросами, на тебя эта тень все равно падает. Это уничтожает в человеке личность, делает его безликим винтиком большой системы, такого неизменно презирают. Подростки в 15 лет уже все понимают, и как они могут относиться с уважением к учителю, который вчера рисовал фальшивые цифры на выборах, а сегодня толкует что-то о нравственности, долге и патриотизме? Родителей это тоже касается в полной мере: мало кто сегодня уже постесняется сказать ребенку, что его училка — дура.

А дети меняются?

— О, дети прекрасные! Если и есть какая-то надежда на будущее, то она связана с ними. Они точно свободнее нас. Они более здравые. Они живут в мире, где естественно взаимодействовать с информацией, и поэтому у них, к примеру, во время карантина совершенно не возникло ощущения, что мир схлопнулся в одну точку. Окей, наружу какое-то время лучше не выходить, но есть смартфон, планшет, Интернет — весь мир по-прежнему открыт. Они готовы при необходимости своих поддержать, похвалить. Да, школьный буллинг никуда не исчез, но, если случается серьезная история и человека надо просто, что называется, по голове погладить, — это вообще для них не проблема. Они свободные, ищущие, а вовсе не инертные, в чем их часто обвиняют.

Мне кажется, мы сейчас наблюдаем очень серьезный сдвиг — не хочу говорить разлом — культурной парадигмы, и между теми, кому сейчас 60 и 20, действительно лежит пропасть. Еще лет пять назад было много статей на тему, что современная молодежь совершенно инфантильна, не спешит съезжать от родителей во взрослую самостоятельную жизнь, нет никакого конфликта поколений. Словом, неужели сбылась-таки мечта Льва Николаевича Толстого о разных поколениях, которые под одной крышей дружно живут и никто не ругается? А сегодня обострение поколенческого конфликта налицо, и это уже невозможно отрицать. И школа играет в этом не последнюю роль.

То, что у сегодняшнего политического протеста детское лицо, — это на самом деле вранье, конечно, социологи все измерили. Но дети, причем почти поголовно, действительно интересуются тем, как все устроено, они не равнодушны, они не хотят жить угнетенными, не хотят закрытого мира. Они хотят, чтобы их слышали, видели, признавали их точку зрения. И они имеют собственное мнение.

«Двоечник — это в принципе не к репетитору»

Репетитором Оксана Ласковская стала, с одной стороны, случайно, а с другой, по призванию. Желание работать с детьми у нее было всегда, а вот с общеобразовательной школой ей оказалось не по пути. 

— В студенчестве, когда я училась на филфаке МГУ, я все время где-то подрабатывала, попробовала кучу профессий: мне надо было на что-то жить. Кажется, на третьем курсе я узнала, что всех нас ждет обязательная практика в школе, и это, признаться, меня порядком напугало. Во-первых, школа сама по себе — непростое заведение. И хотя я училась в лучшей школе в своем городе, недостатки и там были, да и все равно в студенческие годы все эти воспоминания еще свежи, фонят… разным.

А во-вторых, я боялась ответственности — я помнила, как студенты приходили на практику к нам. Тогда я подумала, что небольшая частная практика мне точно не помешает, работу к тому же надо было менять. И я не ошиблась. Благодаря репетиторству к пятому курсу я уже четко понимала, что такое преподавание, как строить и вести урок. Один из лучших лицеев Москвы, где мне посчастливилось проходить практику, даже предлагал остаться, но мне и этого опыта уже хватило, чтобы понять: я и система общего среднего образования несовместимы. Зато осталось желание работать с детьми. Там же я достаточно быстро поняла, что моя тема — старшая школа, лицей брал детей только с 8 класса, и мне с ними было очень интересно.

Насколько я понимаю, к вам приходят вовсе не двоечники-троечники, а дети талантливые и способные. Зачем отличнику репетитор?

— Начинала я с того, что готовила только олимпиадников и вообще не занималась подготовкой к ЕГЭ, к которому на первых порах относилась крайне отрицательно. Это шло прямиком с родного факультета, и истинные мотивы яростного сопротивления государственным новациям и неприятия любых изменений в сфере гуманитарного образования стали понятны только спустя какое-то время. Подготовка к предметным олимпиадам — это совсем отдельная история, это работа с одаренными детьми. Но в 2009 г. ЕГЭ был переведен из эксперимента в статус обязательного государственного экзамена и стало понятно, что теперь это надолго, если не навсегда. И сразу ко мне пошел поток, многое было продиктовано прежде всего страхом неизвестности.

Но что же все-таки с «двоечниками»?

— А с двоечниками вообще история вот какая: к счастью, современная педагогика, нейропсихология и нейролингвистика совершенно однозначно говорят, что если ребенок к 15 годам имеет «два» по русскому языку и литературе, то это проблемы того свойства, с которыми не к репетитору нужно идти.

Это не то чтобы не ко мне, а в принципе — ни к какому репетитору, это к профильным специалистам: нейропсихологам, логопедам, врачам. И здесь только комплексное обследование способно выявить истинную причину неуспеваемости, будь то педагогическая запущенность, органика мозга или что-то еще.

И, скорее всего, потребуется требуется серьезная, квалифицированная, иногда даже медицинская коррекция и терапия с использованием специальных препаратов. Это, к сожалению, информация, которой многие родители и учителя попросту не владеют.

Это убеждение основывается в том числе и на вашем опыте?

— Да, однажды меня все-таки уговорили взять такого ребенка, хотя я отказывалась. Мама повторяла: «Да она хорошая, не психическая». Я согласилась с условием, что они пройдут всех профильных специалистов, — и это было совершенно зря. Нет, девочка и вправду оказалась милая, сразу потянулась ко мне, и я, в то время еще юная и наивная, на это купилась, надеясь, что все-таки уговорю маму отвести ее на обследование. Не уговорила. Доучились с горем пополам. Отношения были прекрасные, но это было совершенно не то, чем стоило на самом деле заниматься. И эту ошибку я стараюсь больше не повторять. Бессмысленно платить мне деньги за то, чего я сделать не могу.

Почему же родители так сопротивляются? Или это был единичный случай?

— В историях с «двоечниками» есть опасный момент: многие родители думают по старому, еще советскому шаблону: да мой сын или дочь просто ленится. На самом же деле, как только захотелось выдать что-то подобное в адрес собственного ребенка, стоит сесть и крепко задуматься. Это не случается просто так.

Каким-то же образом ребенок пришел к тому, что у него «двойка» по родному языку, который окружает его с самого рождения? Что происходит в семье? Каково ментальное и физическое здоровье самого ребенка? Это не такие уж редкие случаи — когда родители наглухо отрицают очевидное, не хотят признавать проблемы и предпочитают от них отмахнуться. Даже был случай, когда мама сказала мне: «Ой, да нам ставили дислексию, но я не верю в эту чушь!».

Так что «двоечник» — это в принципе не к репетитору. А вот «тройки», действительно, могут появиться на совершенно разной почве: тут и не сложившиеся отношения с учителем, и запущенная недоученность, и подростковый протест в духе «отстаньте все от меня», и много других причин.

Ну, может же быть так, что ребенок гениален в математике или химии, а пишет с ошибками и впадает в тоску от классической литературы?

— Конечно, может. Но есть пара важных «но». Обязательные федеральные экзамены, которые сдают все поголовно, — это математика и русский. И то, кстати, в этом году математику — базовый уровень — гуманитариям разрешили не сдавать. Профильную математику сдают только те, кто собирается поступать на технические специальности в вузы. А русский язык является государственным и потому экзамен — обязателен для всех. Сдавать его придется все равно, при любых диагнозах и внешних обстоятельствах. И это нормально. У меня есть старая шутка: если даже завтра инопланетяне высадятся, экзамен по русскому дети будут сдавать, ибо потому что.

Частенько бывает, что дети, которые учатся в профильных естественно-научных, физмат- или, допустим, кадетских классах, на русский откровенно забивают, потому что и в школе этот предмет спустя рукава преподают. Это, к сожалению, очень распространенная история.

И это печально, потому что современная коммуникация — почти вся письменная, присмотритесь. Конечно, есть и «ТикТок», и прочие форматы. Но уже давно считается, что писать неграмотно, коряво — как-то стремно и детям, и взрослым. Ко мне даже обращались с просьбами научить интересно и грамотно писать в соцсетях.

Нарочито безграмотный язык не популярен?

— И не был в массах. Я в свое время даже научное исследование писала по олбанскому языку, коммуникации в интернете и языковым играм. Но это была мода, и ее время ушло.

Современные подростки в лучшем случае в курсе, что во времена молодости мамы в ходу была шутка «Превед медвед». Но чаще — нет, ничего про это не слышали. Хотя какие-то вещи с тех пор в разговорном языке даже закрепились, это не пространство подростков, у них своя идентификация «свой-чужой», свои словечки. У каждого нового поколения свой языковой код, свой сленг, свои шутки.

Эти тренды не живут долго, говоря языком моды. У подростков есть и свои типичные ошибки в духе «я слышал то что завтра собрание», но это не приводит ни к какой «моде на безграмотность».

Как пандемия отразилась на обучении? Легко было совсем уйти на дистант?

— На самом деле у меня всегда были дети, которые занимались удаленно, в том числе и из регионов. Так что какие-то подвижки в этом плане начались уже довольно давно: люди знают про скайп, зум и все прочее, это очень удобно. До пандемии онлайн у меня училось 75-80% учеников, сейчас — все 100%. Вот и вся разница. Пандемия просто резко заставила сделать то, к чему и так дело шло. Год назад я отправила всех на полный дистант за неделю до его повсеместного объявления — уже было понятно, к чему все идет.

Я скучаю по живому общению с детьми, но и огромный плюс тоже есть: в этом году  у меня география раскинулась от Нижнего Новгорода до Израиля и Афин, такого никогда еще не было, у меня дух захватывает до сих пор. Есть немало наших экспатов за рубежом, чьи дети учатся в специализированных русских школах, но экзамен будут сдавать в России, чтобы получить диплом о среднем образовании. Есть дети-билингвы, это вообще отдельный разговор. Так что, как говорится, от Москвы до самых до окраин. Раньше это было у меня штучно, сейчас — массово.

Какие плюсы и минусы в целом есть у дистанта?

— Пандемия всех выгнала в онлайн резко, одним днем. Многие испытали дичайший стресс, но при этом получили волшебный пендель, чтобы быстрее понять, как это работает и сколько замечательных возможностей открывает. Например, оказывается, сидя в Нижнем Новгороде или Челябинске, можно заниматься с московским преподавателем, а планировать поступать вообще в зарубежный вуз.

Это тоже, кстати, уже неудивительная история — в этом году впервые у меня так много детей, которые думают учиться не в России! Прежде всего это США, Германия, Австрия, близкая нам по менталитету и славянскому языку Чехия, чуть реже — Италия и Испания. Есть система удаленных экзаменов, и уже к окончанию школы дети будут знать ответ: поступили они туда или нет. Мир стал более открытым, несмотря на закрытые границы. Вот такой парадокс.

Придет день, и границы снова откроются. Или будет придумано полноценное дистанционное обучение. Или все вместе. Это, конечно, особенность нашего времени — еще десять лет назад я себе и представить такого не могла. И в регионах люди по-другому на это смотрели: казалось, например, что московские преподаватели и столичные вузы, а тем более заграница — это где-то очень далеко, почти в космосе, недоступно и сложно. Сейчас это не так.

А в пределах страны какие вузы в лидерах?

— Наша страна столицецентрична — и так всегда было. Когда был Петербург столицей, все остальное считалось провинцией, и Москва в том числе. Вот и сейчас: столица — Москва, и дети стремятся поступить в Москву, в крайнем случае — в Питер, все остальное по остаточному принципу рассеивается. Держатся еще как-то на приличном уровне Томск и Новосибирск. И выпускники с Урала скорее будут стремиться поступить туда, чем в местные вузы.

В той же Челябинской области есть Снежинск, Озерск и еще ряд городов, которые в свое время были созданы как мозговые центры. Но и  оттуда молодежь пачками уезжает не в Челябинск, а в московские и питерские вузы, а потом и за границу. Чтобы уже никогда не вернуться. Из класса моего мужа, который родом из Снежинска, уехали абсолютно все. И, насколько я знаю, если и не половина, то близко к тому, сейчас вообще живет за границей, в разных странах, на разных континентах, причем те, кто пошел по технической стезе, — преимущественно в США.

Вот и получается, что ядерный центр от американского шпионажа закрыт так, что даже я, гражданка страны, сталкиваюсь с большими сложностями, чтобы получить пропуск в закрытый город и навестить родственников, а кадры утекают не просто во внешний мир, а, так сказать, прямиком к главному стратегическому противнику. Так и живем.

Причем, кстати, что интересно: если смотреть на предпочтения абитуриентов из регионов, то сразу заметно четкое распределение: от Урала в Сибирь и дальше, на север — это однозначно в Петербург, а Центральные регионы и Юг стремятся в Москву. Не знаю, в чем тут дело и где ключ к разгадке, возможно, это какие-то отголоски чего-то еще со времен советского распределения.

Подозреваю, что школьным учителям, которые не привыкли к дистанционному обучению, было гораздо труднее перестроиться?

— Школьное обучение — это все-таки вообще другой разговор, я могу смотреть на школу только со стороны. И там уход на дистанционку действительно высветил много минусов, которые не перекрыты плюсами. Школа однозначно нужна живая. При этом все-таки хотелось бы, чтобы дети, которые нормально учатся, но не хотят ходить в школу каждый день, могли этого не делать и выбрать альтернативу. И чтобы это не вызывало возмущение из разряда «хипстеры-родители, дети цветов с головой в облаках, решили спрятать ребенка от внешнего мира, мешают его нормальной социализации». Я немного утрирую, но таких высказываний и правда очень много! Битвы pro et contra хоумскулинга — едва ли самые кровавые из родительских битв.

А в этом есть рациональное зерно?

— В моей практике было немало детей, которые находились на домашнем обучении, кто — в силу здоровья, кто — особенностей психики. Например, тяжело было ребенку в школьном коллективе, он постоянно там стрессовал и всего на свете боялся, а дома просыпался и первым делом бежал учиться, ему это нравилось. Что же тогда плохого в том, чтобы лишний стресс убрать?

Существует ведь огромное количество способов социализироваться вне стен школы, тем более, что нередко то, что выдается за социализацию в школе, часто оборачивается травматичным опытом и буллингом.

Но при этом есть масса обратных историй: например, дома есть шумные младшие дети, которые мешают учиться старшим, да и просто надоедают. Есть и совсем другая сторона — когда школа забирает ребенка из неблагоприятной среды, буквально спасает, вытаскивает из не слишком радостных жизненных обстоятельств. Не так уж мало случаев, когда ребенок в школе хотя бы накормлен, обучен и не бит. Звучит дико? Но это статистика, и не только в России – это касается даже развитых стран. И это проблему ярко высветила тоже пандемия.

Но ведь и проблемы с дисциплиной? Ведь многие родители сами признаются в соцсетях, что их дети спят на уроках или смотрят ютуб параллельно.

— Пандемия заставила резко изменить привычный образ жизни. Но на самом деле ничего сверхстрашного нет. Проблемы с дисциплиной, конечно, возникают.

Но будем честны: далеко не все учителя справились с тем, чтобы сделать онлайн-уроки хоть сколько-нибудь интересными, да и в классе у них тоскливо. А когда это восемь утра, и ты еще в пижаме, соблазн сфилонить очень силен.

Положа руку на сердце, скажите себе: вот вы бы встали, например, на математику, которую на дух не выносите, к восьми утра? Или на скучную литературу, которая вообще не входит в вашу сферу интересов? Мне проще сочувствовать в данной ситуации детям, но я и не школьный учитель, у меня нет обязательной программы, отчетности и прочих «радостей».

Да, увлеченно рассказывать что-то перед рядом черных окошек в зуме — странно и поначалу раздражает. Постепенно, конечно, начинаешь относиться ко всему с юмором и философски, а кое-что и превращается в забавные байки: при включенном видео у кого-то бабушка посреди урока пирожок принесла, у кого-то кошка на колени вспрыгнула, у кого-то младший брат с воплями прибежал. В такие моменты думаешь: уж лучше пусть будет черный квадратик. Но и у меня самой котик стал приходить в экране посидеть, но не ко всем, и это некоторых огорчает. Я иногда пощу у себя в сториз скриншоты экрана нас с котом, как мы с недовольными лицами слушаем моих учеников — это всегда имеет успех.

К слову: когда московских школьников наконец-то выпустили с карантина, были как те, кто написал заявление о переходе на дистанционное обучение, так и те, кто радостно побежал в школу с криками: «Боже, наконец-то мама над душой стоять не будет!».

Читайте также на DK.RU: «Мы конкурируем не с вузами, а с Netflix, Ivi и Dota». Как пандемия изменила образование

Самое читаемое
  • Российских туристов в Турции призвали быть готовыми к эвакуации из-за лесных пожаровРоссийских туристов в Турции призвали быть готовыми к эвакуации из-за лесных пожаров
  • Новую управляющую должность на ММК занял Александр МухинНовую управляющую должность на ММК занял Александр Мухин
  • Прощай, мы расстаемся навсегда. Как правильно прощаться с коллегой, ставшим другом?Прощай, мы расстаемся навсегда. Как правильно прощаться с коллегой, ставшим другом?
  • Компактно и бюджетно:  какие квартиры жители Челябинска собираются купить в этом годуКомпактно и бюджетно: какие квартиры жители Челябинска собираются купить в этом году
Наверх
Чтобы пользоваться всеми сервисами сайта, необходимо авторизоваться или пройти регистрацию.
  • вспомнить пароль
Вы можете войти через форму авторизации зарегистрироваться
Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
  • Укажите ваше имя
  • Укажите вашу фамилию
  • Укажите E-mail, мы вышлем запрос подтверждения
  • Не менее 8 символов
Если вы не хотите вводить пароль, система автоматически сгенерирует его и вышлет на указанный e-mail.
Я принимаю условия Пользовательского соглашения и даю согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности.Извините, мы не можем обрабатывать Ваши персональные данные без Вашего согласия.
Вы можете войти через форму авторизации
Самое важное о бизнесе.